Category: фантастика

Category was added automatically. Read all entries about "фантастика".

Читая новый перевод «Властелина колец»

Смерть ровесника подействовала на меня сильнее, чем я ожидал и хотел. Не просто как напоминание о том, что «человек смертен, и иногда внезапно смертен». Я всегда считал, что нашему поколению уготована жизнь заметно более короткая, чем поколению наших отцов, но до сих пор это была некая «абстрактная страшилка» - и вот впервые она получила вполне конкретное подтверждение.
В результате я почувствовал потребность срочно доделать хоть что-нибудь из того, что жалко было бы оставить недоделанным (отказавшись от чрезмерного увлечения соцсетями). Ближе всего к завершению оказался перевод «Властелина колец», который ещё летом довела до конца acantharia и который нуждался в «бета-тестировании» - окончательной вычитке, желательно «незамыленным глазом», дабы выявить и исправить те ошибки и огрехи, которые ещё, возможно, остались.
Зачем понадобился ещё один перевод ВК, когда их, казалось бы, и без того уже полным-полно?
Сама acantharia объясняет это так:
Я начала это перевод году в 2003-2004, когда взялась читать «Властелин колец» на языке оригинала и поняла, что ни один из существовавших на тот момент переводов меня не удовлетворял. Вернее сказать – даже отдалено не передавал те ощущения, которые возникали у меня при чтении оригинала. Толкин писал цветастее и живее, и одновременно лаконичнее и проще. Доступные переводы либо сокращали всю живопись, либо, наоборот, громоздили отсебятину, причем в неимоверных количествах, оставаясь при убеждении, что украшают текст.

К сожалению, соблюсти требования полноты и точности практически невозможно – что, конечно, хорошо известно профессиональным переводчикам, но явилось, в общем-то, открытием для нас.
Ну, простейшее – при описании прямой речи Толкиен (и английский язык в целом) в 90% случаев ограничивается простейшим «he said» - в то время как для русского языка постоянное повторение однообразного «он сказал» совершенно неприемлемо. Да и в целом местоимения в англоязычной художественной литературе употребляются в 2 раза чаще, чем в русскоязычной: хочешь-не хочешь, а надо менять!
Или другой простейший пример – такие вещи, как «болота» и «туманы» обозначаются в английском языке примерно тем же количеством разных существительных, как «снег» в языке чукотском. И что делать при этом с описаниями этих природных объектов в языке русском?
Ещё одна загвоздка с требованием соблюдения точности – использование Толкиеном идиоматических выражений и поговорок, многие из которых русских аналогов не имеют. И наоборот – часто в тексте «ВК» так и напрашивается русская поговорка – но в английском языке её аналога нет, и, соответственно, у Толкиена она не употреблена.
В общем, от требования точности волей-неволей приходилось иногда отступать.
Но это так, лирическое отступление.
В общем, я провёл эти две недели, погрузившись с головой в «ВК». И хотя добраться успел всего лишь до Мории, уже успел сделать одно открытие, которое раньше ускользало от меня – возможно, просто потому, что английский оригинал «ВК» не перечитывал уже очень-очень давно.
Первые пять глав «ВК» проскочили «на ура» - это хорошая классическая английская реалистическая проза. Но когда хоббиты добрались до Древлепущи, я застрял. Толкиеновский язык вдруг стал тяжеловесным, неповоротливым, изобилующим канцеляризмами и длиннотами – по крайней мере, мне так показалось. Что за чёрт! – подумалось мне. Что это случилось с Толкиеном? И как быть с переводом – жертвовать точностью в угоду складности?
Продрался через Древлепущу, дошел до Тома Бомбадила – и язык «ВК» опять поменялся! Теперь это был уже не реалистический роман, а самая что ни на есть волшебная сказка.
Стало ясно, что «тяжеловесность» Древлепущи – вовсе не случайность! Рассказ о ней ведётся словно от лица энтов, для которых «долгий разговор» - это норма.
Да, я и раньше замечал, что «ВК» написан как минимум двумя разными стилями – когда повествуется о похождениях Фродо и Сэма, то налицо психологический реализм; а когда рассказ заходит, скажем, о Рохане и Гондоре, то роман превращается в героический эпос.
Но оказывается, стилей в «ВК» гораздо больше, чем два! Они меняются в зависимости от места действия и действующих лиц.
Я пока что насчитал как минимум пять:
1. Реализм, когда речь идёт о хоббитах;
2. «Энтостиль» для Древлепущи и Фангорна;
3. Волшебная сказка для Тома Бомбадила (как минимум);
4. Возвышенный романтизм для эльфов;
5. Героический эпос для Рохана и Гондора.
Но это ещё не самое интересное.
Я тут решил – а что, если это просто мои субъективные впечатления? И решил «поверить алгеброй гармонию» - благо, благодаря «Ворду» для этого и усилий-то прилагать практически не надо никаких: откроешь файл – и в нижней строке видишь статистику: сколько букв, сколько слов, сколько абзацев.
И вот буквально пара минут потребовалась, чтобы подтвердить моё впечатление от «Древлепущи» объективными арифметическими показателями!
Оказалось, что средняя длина одного слова в первых пяти главах – 4,3 буквы, а в «Древлепуще» - 4,4 буквы; это не так много, всего 2%, но если исследовать потщательнее, выбросив, скажем, из рассмотрения пресловутые «he said», то разница станет ещё заметнее.
Но вот ещё один показатель меня просто поразил: средняя длина одного абзаца в первых 5 главах – 50 слов, а в «Древлепуще» - 70 слов! Тут уже разница не в 2%, а аж в 40%!
Интересно, что я, конечно, не очень много толкиенистической литературы читал, но анализ таких различий в стилях мне до сих пор не попадался. Будет настроение, постараюсь исследовать вопрос потщательнее :-)
Надо будет вернуться к «Древлепуще» и вернуть в переводе все «сглаживания» в прежнее состояние :-)
promo bigstonedragon january 5, 2014 03:46 36
Buy for 20 tokens
Ещё в сентябре yasnaya_luna «осалила» меня таким флэшмобом: рассказать 11 фактов о себе, ответить на 11 вопросов и задать другие 11 вопросов такому же количеству друзей. Труднее всего мне лично оказалось написать 11 фактов о себе. К тому же результат получился каким-то уж чересчур…

Из жизни двойного агента

Угораздило чиркнуть комментарий в одном из постов, посвященных Навальному.
Тут же примчались экзальтированные личности, одна из которых обвинила меня в том, что я - Кремлёвский агент, а другая - в том, что я агент Госдепа. :-)
На самом деле, смешного мало. Пытаются вынудить примкнуть к одному из двух лагерей - словно ворлонцы с тенями. Но я-то против и тех, и других!

Молчать!

Если помните, именно таким приказом заканчивается речь принца Лимона, посвящённая налогу на воздух, в ролике из предыдущего поста.
И вот, сегодня читаю:
«Минздрав запретил врачам публично высказываться о коронавирусе»

Косплей «Чипполино» продолжается?

PS Интернет прореагировал мгновенно:
«Предлагаю перейти на язык эфемизмов. Вирус, который нельзя называть. Неназываемая болезнь. Сами-знаете-какие стационары...»

:-)

Живое доказательство того, что Сортавалу посещали эльфы! :-)

DSC_1673

И, чтобы, как говорится, два раза не вставать: встретилась во френд-ленте весьма убедительная версия ответа на вопрос: а чего ж они пошли в Мордор пешком, а не воспользовались воздушным транспортом, как на обратном пути?
Вот такой ответ:
А рядом с тем Ородруином
Стоит тихонько ДШК
И ждет уж пятую неделю
Двоих придурков на орлах... :-)

Пародия или полемика? «Игра престолов» и DragonLance.

На мой предыдущий пост об «Игре престолов» поступило несколько комментариев, ответы на которые мне показалось целесообразным дать отдельным постом.
В ответ на моё утверждение (не спорю, весьма спорное и радикальное) о том, что «Игру престолов» следует рассматривать как грандиозную пародию, hettie_lz возразила:
Это не пародия, а framework. Место, где излагаются идеи, расположено в абстрактном средневековье. Конечно, никто не планировал историческую точность.

Примерно в том же духе высказалась и acantharia:
мне кажется, это настолько же пародия, как диснеевские недозвездные недовойны. В смысле, замышлялось как серьезное, но получилось на уровне пародии

Ответ мой получился весьма длинным, и потому публикую отдельным постом.
Разумеется, никакое фэнтези и не может предполагать «исторической точности» - ну, какая может быть «историческая точность» в изображении вымышленных миров. И, да, полностью согласен, что «Это framework. Место, где излагаются идеи.» Это очень удачное определение для хорошего произведения жанра «фэнтези».
Экзотический антураж, захватывающий сюжет – они очень важны при первом прочтении произведения. Но если за ними не стоят идеи, для которых антураж и сюжет служат в качестве framework, то первое прочтение окажется также и последним.
Именно авторские идеи, упакованные в красивую фэнтези-оболочку, заставляют возвращаться к произведению вновь и вновь. Оглядываясь назад, на полюбившиеся мне книги-фэнтези, я вижу, что многие из них стали для меня основным материалом для раздумий о той или иной глобальной идее:
«Властелин колец» - Власть;
«Гарри Поттер» - Смерть и Бессмертие;
«Матрица» - Взаимопонимание и толерантность;
«Драконы Перна» - «Один за всех, все за одного»;
Ну, и т.д.
Но вот в «Игре престолов» таких идей пока что заметить не удалось (впрочем, прочел/посмотрел я пока что лишь пятую часть всей эпопеи, так что, возможно, выводы делать рано).
Хочу заметить, что есть среди моих любимых книг одна, в которой, как и в «Игре престолов», заметить какие-то авторские Идеи и Сверхидеи так и не удалось. Это – «Сага о копье» Маргарет Уэйс и Трэйси Хикмэна – ну, по крайней мере, первые две трилогии (написанное позже продолжение, «Драконы летнего полудня», мне жутко не понравилось).
В чем здесь секрет?
Во-первых, в образах главных героев. Следить за развитием характеров персонажей, за развитием их личностей не менее (а может, и более) интересно, чем за движением авторской мысли в раскрытии идейного содержания романа. И что ещё крайне важно – личности персонажей раскрываются авторами так, что поневоле начинаешь им сопереживать, даже если не всегда одобряешь их поступки.
А во-вторых, повествование, каким бы мрачным и трагическим оно в конце концов ни оказалось, сдобрено изрядной долей юмора, иронии и самоиронии.
Всего этого на данный момент в «Игре престолов» я не заметил. Написано всё, на первый взгляд, предельно серьёзно, шутки по какому-то ни было поводу в Вестеросе явно неуместны; а их поступки не побуждают к сопереживанию, а скорее заставляют хвататься за голову: фэйспалм!
Исключение составляет разве что Тирион Ланнистер: язвительный неунывающий коротышка действительно вызывает симпатии, и поневоле закрадывается мысль: а уж не послужил ли его прототипом кендер Тассельхоф? Ну, Тас разве что политиком не был.
Однако, в «Саге о копье», помимо интересных персонажей и захватывающего сюжета, приправленного изрядной долей юмора, есть и ещё кое-что: Сага создавалась как произведение, полемизирующее с «Властелином колец» по ключевому философскому вопросу: о природе Добра и Зла. Причем полемика эта базируется на тысячелетних философских традициях Западной Европы – боэцианской и манихейской.
Похоже, такого рода полемика задумывалась и Дж.Р.Р.Мартином - недаром же он, как и Толкиен, «Дж.Р.Р.»! :-)
Только вместо какой-либо содержательной полемики получилось постмодернистское высмеивание и передразнивание предшественников.
Впрочем, повторю, пока я знаком с «Игрой…» лишь на одну пятую, и всё может ещё измениться.

«Игра престолов», «Сильмариллион» и «Дон Кихот».

Можете кидать в меня тапками, но факт есть факт – я, похоже, увлёкся «Игрой престолов» и читаю перевод романа, который публикует в своём ЖЖ один из моих френдов.
Началось всё пару месяцев назад, когда oleg_devyatkin предложил мне прокомментировать книгу "Историческая социология в "Игре престолов"".
Книжка мне показалась какой-то по-детски наивной, чересчур… американской, что ли. Дело в том, что «Игра престолов» ИМХО отражает не столько средневековые реалии, сколько американское представление о них. Даже более того – «Игра престолов» обращена скорее к современной проблематике, обряженной для «оживляжа» в средневековый антураж. Так что по «Игре престолов» можно изучать американскую внешнюю политику начала ХХ1 века и её идеологические оправдания, но не социологию средних веков.
По крайней мере, такое впечатление осталось у меня после просмотра нескольких серий последнего сезона сериала «Игра престолов». Ну, вот, прочитайте, к примеру, те слова, которыми завершается последняя серия сериала (это просто наиболее вопиющий пример):
Collapse )
Чтобы средневековые бароны рассуждали о достоинствах демократии? Хммм…
Зато – отмечу сразу – всё это подозрительно напоминает столь же наивный и фетишизирующий демократию финал «Голодных игр».

Или вот другой фрагмент, теперь уже из самого начала, из первой главы романа:
Collapse )
Это что за «нежная детская душа» такая – штамп наших дней, перенесенный зачем-то в средние века? Во времена, когда публичные казни были едва ли не основным развлечением жителей?

Однако затем моё отношение к роману (и сериалу) начало постепенно меняться.
Во-первых, автор продемонстрировал, что насчет «нежной детской души» он и сам прекрасно всё понимает – некоторое время спустя на страницах романа появляется ровесник Брана, его племянник Роберт, для которого любоваться казнью преступника - действительно любимое развлечение!

Окончательно моё мнение относительно «Игры престолов» изменил случайно увиденный по телевизору фрагмент одной из серий 6-го, кажется, сезона.
Суть вот в чем.
Был в мире «Игры престолов» (Вестеросе) некий Призрачный Лес, отгороженный от остального мира 200-метровой высоты Стеной – по той причине, что из этого самого Леса периодически пытались выползти зомби. Через стену зомбям было не перелезть, их спокойненько уничтожали со Стены, и так продолжалось аж… 8000 (Восемь Тысяч!) лет.
А через 8000 лет из леса вместе с зомбями выполз… дракон! Который неспешно пыхнул на Стену, и та рассыпалась. А зомби неспешно отправились изничтожать Вестерос.
Вам это ничего не напоминает?
Мне лично вот сразу вспомнился «Сильмариллион»:
Collapse )
Разве что эльфы у Толкиена ждали 455 лет, а люди у Мартина – 8000!
И вот тогда я вдруг всё понял: ведь «Игра Престолов» - это ни что иное, как грандиозная пародия, не на какое-то отдельное произведение, а на жанры фэнтези, фантастики и приключенческий жанр в целом! По образцу «Дон Кихота» - пародии на жанр рыцарского романа в целом.
При таком подходе всё становится на свои места – и нелепый последний сезон сериала обретает вполне разумный смысл! И тогда за каждым эпизодом, каждой сценой сериала начинает проглядывать высмеивание либо конкретных произведений, либо просто расхожих штампов (как, например, убийство Короля Ночи, приводящее одним ударом к уничтожению всей неуничтожимой армии зомби).
И чтение романа/просмотр сериала начинает приносить неожиданное удовольствие :-)

О кольцах и идеалах

Внезапно возникла необходимость освежить университетские знания по математике (подзабытые, как выяснилось, чуть менее чем полностью).
Взялся читать Куроша "Курс высшей алгебры". И на первых же страницах наткнулся на прекрасное - чего, конечно, не мог оценить в университетские времена, когда до знакомства с "Властелином колец" оставалось ещё несколько лет:
Теория колец включает в себя такие старые ветви алгебры, как теория идеалов...

:-)

Гарри Поттер как сказка нового типа

«ГП», однозначно, произвёл на Каролину самое сильное впечатление по сравнению с другими прочитанными с нею сказками, фэнтези, фантастикой и приключениями, включая такие впечатляющие вещи, как, скажем, «Властелин колец», «Люди как боги», «Остров сокровищ» и Пернский цикл Энн Маккефри.
Сама Каролина на вопрос, почему так, ответила весьма примечательно:
- Ну, просто, в «Гарри Поттере» всё как-то... по-настоящему.
Такой ответ потребовал долгих размышлений на тему, что бы это значило.
Поначалу я решил, что дело в общем прохладном отношении Каролины к героическим сказкам и историям. И не только в литературе: когда я знакомил её с любимыми фильмами-сказками своего детства, то получил категорически положительный отклик на «Золушку» и столь же категорическое неприятие «Города Мастеров».
Но, во-первых, в «ГП» элемент «героической сказки» всё-таки тоже весьма силён – большинство книг (ну, кроме, разве что, третьей и шестой) оканчиваются вполне классическим «final battle’ом» и торжеством «добра» над «злом». Правда, вовсе не эти «final battle’ы» производили наибольшее впечатление на Каролину.
А во-вторых, помимо «героических», мы с Каролиной читали и другие истории, которые к героическим не отнесёшь – те же «Винни-Пух» или «Незнайка». Но Каролина не «западала» на них так, как на Гарри Поттера.
В поисках ответа я полез читать Толкиена «О волшебных сказках». И точно – обнаружил у него абзац, который, как мне кажется, объясняет загадку.
…На самом деле сказочник должен быть талантливым «со-Творцом». Он создает Другой Мир, в который вы можете мысленно войти. Внутри него все, что он создал — это «правда»: там все существует по законам данного мира. Тем не менее, вы верите в него, пока вы находитесь, и это так и есть, внутри. В тот момент, когда возникает сомнение, чары рассеиваются, магия, или иначе, искусство, терпит поражение. Теперь вы снова в Реальном Мире, и извне смотрите на маленький неудачный Второй Мир. … Настоящий болельщик крикета тоже живет в своем заколдованном государстве — Втором Мире. Я же, когда смотрю матч, нахожусь на самом низком уровне. Я могу достигнуть (более или менее) добровольного подавления неверия, когда я вынужден оставаться там, и нахожу поддержку в каких-то мотивах, которые помогают избавиться от скуки... Такое подавление недоверия— обычное состояние взрослых в обществе волшебной сказки. Они убеждают себя, что им надо любить волшебные сказки. Но если они на самом деле любят их, им не следует подавлять недоверие: они могут верить — в прямом смысле.

Сам Толкиен именно в соответствии с этой своей теорией и строит свои волшебные сказки, в том числе и «Властелина колец». И достигает успеха – никогда во время чтения его произведений «чары не рассеиваются», мы «верим» в Средиземье и живём внутри него.
А вот у Роулинг всё не так! Она не создаёт Другой Мир, она словно снабжает нас некими «Очками Дополненной Реальности», причем эти самые «дополнения» играют роль не более чем яркого и зачастую аляповатого антуража к событиям, разворачивающимся в подлинной реальности. «Дополнения» при этом рисуются «очками» в нарочито абсурдистской, сюрреалистической манере, зачастую приправленной изрядной долей юмора и сатиры, так что у читателя, каким бы юным он ни был, всегда остаётся чёткое ощущение разграничения: вот это – «на самом деле», а вот это – дорисовано с помощью «компьютерной графики».
Это непривычно, и это даже раздражает, особенно на первых порах, и особенно при чтении первых томов эпопеи, где объём «компьютерной графики» особенно велик.
Тем более «графики», не особо связанной какими-то тщательно и логично проработанными законами: нет «Другого Мира» - незачем и тратить время на проработку его законов. Помните эпизод в конце Седьмой книги?
– И еще, – сказал наконец Гарри. – Почему моя палочка сломала ту, которую он одолжил?
– Тут у меня нет уверенности. Вы с лордом Волдемортом достигли сфер магии, до сих пор не изученных…

И это, конечно, тоже раздражает – хотя, с другой стороны, Роулинг неоднократно упоминает, что какие-то законы у этого «зазеркалья» всё же есть, но конструирование и апробацию их не осуществляет сама, а оставляет на откуп читателю.
Этот приём, кстати, оказывается на удивление коммерчески выгоден автору саги, разжигая воображение читателя, побуждая его самому становиться со-творцом «Другого Мира», возможно, даже путём написания «фанфиков» - а это ещё более расширяет круг поклонников и читателей Роулинг.
Таким образом, главной особенностью саги оказывается, на мой взгляд, не сказочный сюжет и не фантастический антураж, а правда характеров и узнаваемость ситуаций. Именно к ним – к характерам и ситуациям – и относятся слова Каролины о том, что в «ГП» Всё как на самом деле.
Это подтверждается ещё и тем, что наиболее сильное впечатление на Каролину произвели 4-я и 5-я книги, где наибольшего накала достигает борьба с ложью и с несправедливостью, а вовсе не 6-я и 7-я книги, где на первый план выходит открытое «военное» столкновение Добра со Злом. Впрочем, многое в этих книгах просто рассчитано на более старший возраст (психологические перипетии взаимоотношений героев книги, эпизоды из детства и юности Волдеморта, эпопея с выполнением Гарри «домашнего задания», заданного ему Дамблдором, и т.д.), так что лет через 5 Каролина, я думаю, ещё сумеет их заценить по достоинству.
А пока что сильнее всего её пробирали эпизоды, связанные с деятельностью Риты Скитер и Долорес Амбридж. Именно при чтении этих страниц Каролина вскрикивала «Ну как же так!», «Ну что ж это такое!», вскакивала и начинала бегать по потолку кружить по комнате.
Подобных персонажей, зловредного журналиста и зловредного бюрократа, столь реалистичных и в то же время настолько ярко и правдиво выписанных в книге, до сих пор, по-моему, в подростковой литературе не встречалось.
Уффф…. Очень многабукаф получилось… Придётся, видимо, пока что на этом прерваться; но если настроение не исчезнет – продолжу :-)