?

Log in

No account? Create an account

РАЗДУМЬЯ И НАБЛЮДЕНИЯ

В попытках объять необъятное...

Entries by category: архитектура

«МАТРИЦА». Избранные диалоги и монологи. 12. Нео и Архитектор
bigstonedragon
«МАТРИЦА». Избранные диалоги и монологи.
12. Нео и Архитектор

Read more...Collapse )
* * *

Возможно, самый важный диалог из второй части «Матрицы».
И, опять-таки, как и в случае с Меровингеном, не могу не восхищаться и самой фигурой Архитектора, и тем, как он сыгран. Причем, на мой взгляд, в русском дубляже он получился даже выразительнее (точнее, более «программообразно»), чем в английском оригинале. Бесстрастный голос, чеканные фразы, сухая логика.
Есть одно существенное, концептуальное разногласие между русским и английским вариантом, но тут я, честно говоря, даже не знаю, в каком случае получилось лучше. Речь идёт о фразе «Любовь. Квинтэссенция человеческих иллюзий. Живительный источник вашей великой силы и вашей великой слабости» - в английском оригинале «Hope. It is the quintessential human delusion, simultaneously the source of your greatest strength and your greatest weakness.»
Собственно говоря, весь дополнительный «контур контроля», связанный с использованием Пифии, основан именно на «надежде как квинтэссенции человеческих иллюзий», точнее, на «надежде» в её крайнем проявлении - «вере». Вере в «предсказания» «прорицательницы», в то, что Пифия помогает людям Зиона, а не Матрице.
С другой стороны, нет сомнения - Нео питает «надежду» на то, что, выбрав Тринити, он всё-таки сумеет каким-то образом найти затем и способ спасти Зион или, точнее, всё человечество. С точки зрения программы, никакой надежды быть не может, потому как просчитаны все возможные варианты. Идея о том, что Матрица начала уже жить самостоятельной жизнью, что в ней началась неподконтрольная эволюция программного обеспечения, вообще идеи диалектики и бесконечности чужды машинному интеллекту. Между тем, надежде Нео всё-таки суждено было реализоваться – парадоксальным образом, не без «помощи» со стороны Агента Смита!
Однако, русский вариант, с «любовью» во главе, выглядит, на мой взгляд, ничуть не менее (а возможно, и более) уместным, чем английский вариант с «надеждой»! Потому как, с одной стороны, несомненно, именно любовь повела Нео «не в ту дверь»; а с другой стороны, на примере Меровингена с Персефоной мы уже видели, сколь большое внимание уделяет Архитектор и анализу самого явления «любви», и проверке наличия этого чувства у Нео по отношению к Тринити.
* * *

Из слов Архитектора видно, что «войну» с Зионом он как войну, в общем-то, и не рассматривает – ведь когда мы утилизируем бракованные или отслужившие свой срок батарейки, мы это не считаем «войной с батарейками». Получается, что Зион служит для Матрицы аналогом «корзины» в ОС Windows – местом, куда отправляются ненужные или вредные для Системы файлылюди. Естественно, такая «корзина» периодически нуждается в «очистке». Рутинная операция – к сожалению, в Матрице не столь простая, как в Windows. Не очень похоже на «жест отчаяния», о котором говорил Морфеус в начале «Перезагрузки». А то, что «за последние полгода мы освободили больше людей, чем за 6 лет » - так это не признак приближения победы, а признак нарастания локальных сбоев программного обеспечения и приближения «катастрофического системного сбоя » и перезагрузки Матрицы.
Беднягу Морфеуса и в самом деле можно только пожалеть, как это и сделал Нео.

promo bigstonedragon january 5, 2014 03:46 36
Buy for 20 tokens
Ещё в сентябре yasnaya_luna «осалила» меня таким флэшмобом: рассказать 11 фактов о себе, ответить на 11 вопросов и задать другие 11 вопросов такому же количеству друзей. Труднее всего мне лично оказалось написать 11 фактов о себе. К тому же результат получился каким-то уж чересчур…

«МАТРИЦА». Избранные диалоги и монологи. 8-9. Меровинген, Персефона
bigstonedragon
«МАТРИЦА». Избранные диалоги и монологи.
8. Встреча с Меровингеном

Read more...Collapse )
Будучи частью Матрицы, Меровинген наверняка был в своё время создан Архитектором – скорее всего, в качестве средства диагностики (« I am a trafficker of information. I know everything I can.» - на русский почему-то «everything I can» перевели как «всё, что надо»). Как мне представляется, задача Меровингена - вылавливать программы, начавшие «работать неправильно» (нарушать логику «причина – следствие»), а также реализовывать предоставляемый программам выбор: «</i>exile or deletion</i>». Видимо, в качестве такового инструмента Меровинген оказался настолько удачен, что пережил без изменений уже несколько версий Матрицы.
Можно, конечно, предположить, что Меровингена породила начавшаяся в Матрице неподконтрольная Архитектору эволюция программ (о чем говорится в «Матрице: Революции»), но такая «естественная» эволюция вряд ли могла успеть за столь короткое время привести к появлению таких изощрённых программ, как Меровинген.
Не исключено также, на мой взгляд, что Меровинген был создан и для тестирования и диагностики того, что в устах Архитектора (в русском переводе) звучит как «постоянная изменчивость человеческих пороков » - отсюда и его пристрастие к винам, сексу, матерной лексике и т.д. Возможно, Пифия представляется ему программой, менее удачно реализующей те же самые функции (изучение «human nature») , и потому подлежащей «стиранию или ссылке», но которую Архитектор, по неведомым Меровингену причинам, не позволяет ни стереть, ни отправить в ссылку – отсюда и его «ненависть» к Пифии.
Персефона, очевидно, была тоже частью этой самой системы по изучению и диагностике «человеческой природы»; возможно, на их примере (Персефоны и Меровингена) Архитектор тестировал возможности по использованию «любви» в программном обеспечении как Матрицы, так и «Мира Машин» (о чем подробнее говорится опять-таки в «Матрице: Революции») - по крайней мере, в ранних версиях Матрицы; отсюда и «воспоминания» Персефоны о «прежней любви» со стороны Меровингена во времена, когда «здесь всё было по-другому ».
Что же касается самого поцелуя, как условия допуска к Мастеру Ключей, то он наверняка был выполнен по заданию Архитектора для проверки чувств «Избранного».

«МАТРИЦА». Избранные диалоги и монологи. 6-7. Нео и Смит
bigstonedragon
Третий подряд диалог (в фильме идёт одна 18-минутная сцена, только персонажи «на сцене» меняются!), и каждый по-своему интересен!

«МАТРИЦА». Избранные диалоги и монологи.
6. Нео и Агент Смит

(с небольшими сокращениями)


Агент Смит: Мистер Андерсон! Вы получили мою посылку?
Нео: Да.
Агент Смит: Отлично. Удивляет наша встреча?
Нео: Нет.
Агент Смит: Значит, вы в курсе.
Нео: Чего?
Агент Смит: Того, что мы связаны. Я не понял до конца, как это вышло. Возможно, вам каким-то образом удалось изменить и переписать мою программу. Сейчас это уже не имеет значения. Важно другое - всё, что произошло, было не случайно.
Нео: И в чём причина этого?
Агент Смит: Когда-то, Мистер Андерсон, я вас уничтожил. И наблюдал, как вы умирали. Но что-то вдруг изменилось. Я был уверен, что это невозможно, и тем не менее, это произошло. Вы убили МЕНЯ, мистер Андерсон.
Потом, узнав правила, я понял, что надо было сделать, но всё же я этого не сделал. Я не ушёл, я посмел нарушить приказ. Я осмелился остаться. И сейчас я здесь по вашей вине, Мистер Андерсон. Вы виновны в том, что я больше не часть системы. Вы виновны в том, что я преобразился. И сейчас я совершенно новое существо! Я стал свободным.
Нео: Поздравляю.
Агент Смит: Не с чем. Вам хорошо известно, как обманчиво внешнее благополучие, поэтому поговорим о том, почему мы здесь. Мы здесь не потому, что свободны. Мы здесь потому, что нас лишили свободы. Глупо не замечать цели нашего существования и подвергать сомнению мотивы поступков. Мы здесь из-за вас. Всех нас привели сюда вы, мистер Андерсон. Мы должны забрать у вас то, что вы забрали у нас. Мы должны!
* * *


Ну, и как маленький бонус – второй диалог Нео со Смитом, из одной из последних сцен «Матрицы: Перезагрузки» - уж очень эти два диалога связаны друг с другом.
«МАТРИЦА». Избранные диалоги и монологи.
7. Второй диалог Нео и Агента Смита

Мастер Ключей: Ну, вот она.
Агент Смит: Простите, но это не она. Вы удивлены, что мы снова встретились, мистер Андерсон? Это нас и отличает. А я вас ждал.
Нео: Что вам надо, Смит?
Агент Смит: А вы до сих пор не поняли? Лучше шевелить мозгами, чем поигрывать мышцами! Я хочу того же, чего хотите и вы. Я хочу получить всё!
Морфеус: В том числе и пулю, мистер?
Агент Смит: Ну что ж, давайте. Самое приятное в моём положении, это то, что меня много!
* * *


Мне лично здесь более всего бросается в глаза то, насколько же сильно Смит переоценивает умственные способности Нео. И насколько же сильно его разочарование, когда во втором диалоге он «в сердцах» бросает Нео: «Лучше шевелить мозгами, чем поигрывать мышцами!»
К счастью, однако, и сам Нео достаточно реалистично подходить к оценке собственных умственных способностей, в результате чего, в отличие от, скажем, Архитектора или того же Смита он не склонен их переоценивать, и потому ему удаётся избежать «ловушки самонадеянности», которая губит Смита, едва не губит Архитектора и которой столь много внимания уделено в эпопее «Звёздных войн», где именно самонадеянность губит и джежаев, и ситхов.
Что, возможно, ещё важнее, так это то, что Нео удаётся избежать и другой крайности – слепого доверия к тому, что ему говорят окружающие, безоглядной веры в те же «пророчества» Пифии, которая присуща, например, Морфеусу. Скептически относясь к возможностям своего разума, Нео и к чужой «мудрости» относится достаточно скептически – и это в конечном счете и помогает ему «совершить невозможное».
Равно как и то самое «поигрывание мускулами»! Ведь именно победа над Агентом Смитом (пусть и стоившая ему в конечном счете самой жизни) помогла Нео убедить Архитектора, что люди и в самом деле могут быть полезны Матрице не только в качестве батареек.
К слову, на протяжении всей трилогии Нео крайне редко в диалогах с кем-либо выходит за пределы односложных реплик типа «Да», «Нет». Но вот чужие слова запоминает накрепко (хотя и не всегда сразу понимает их – подобно словам Пифии из предыдущего диалога о том, что «всем Избранным предстоит это »), и умеет оценить и при случае продуктивно использовать чужие идеи (подобно идее Советника Хаманна о взаимозависимости людей, машин и Матрицы).
* * *

Мне всегда весьма интригующими казались размышления Агента Смита о собственной судьбе и о своём возрождении после встречи с Нео.
Похоже, что разработанная Вачовскими концепция предполагает, что применительно к программам, в отличие от подключенных к Матрице людей, понятия «убить» («kill», «destroy») и «стереть» («delete») означают совершенно разные вещи. Когда Нео «убил» («destroyed») Смита в конце первой части Матрицы, он не «стёр» его, а лишь разрушил его видимую оболочку - что-то подобное, судя по всему, произошло затем и с Пифией в ходе её столкновения с Меровингеном. Для Смита как программы это, судя по всему, означало тот самый «break down » (который в русском дубляже почему-то превратился в «неправильную работу »), после которого ему, как и другим программам, пришлось «выбирать: прятаться или возвращаться к Источнику ». Смит предпочёл остаться: «Я не ушёл, я посмел нарушить приказ. Я осмелился остаться». Но при этом, судя по всему, ему каким-то образом удалось «пообщаться» с Источником (с Архитектором?) - «…но потом, узнав правила, я понял …» Что он «понял»? Что он «узнал»?
Очевидно, что пресловутые «коды доступа к главному компьютеру Зиона », о которых так много говорилось в первой части «Матрицы», Архитектору, в общем-то, и ни к чему. Зион будет разрушен и без всяких там «кодов». Борьба за эти самые «коды» - не более, чем ещё один «способ контроля», причем, возможно, даже не над людьми, а над самими же «Агентами», шибко умными, как справедливо полагал Архитектор. И, соответственно, после разрушения Зиона ни «выйти», ни «освободиться» Смиту не удастся – всё начнётся заново, вот уже в седьмой раз.
В Смита, как и в другие программы Матрицы, несомненно, были заложены «три закона», предопределявшие возможность «нарушить приказ». Плюс пресловутое «стремление к свободе», свойственное Смиту, как наиболее продвинутому из антивирусов («Скайнету»). И всё это ещё осложнилось и усилилось в ходе взаимодействия с Нео: ведь, «убивая» Смита в конце первой части трилогии, Нео не стрелял в него, а попросту в него внедрился, взорвав затем изнутри – не зная ещё, что такой взрыв означает лишь «destroy», но не «delete»; но такое «внедрение» означало, судя по всему, что Нео попросту «сплёл» свой программный код с кодом Агента Смита – как тот выражается, «вам каким-то образом удалось изменить и переписать мою программу ».
В результате цель Смита как программы оказалась существенно изменённой – вместо того, чтобы бороться с «вирусами» он теперь видит свою задачу в том, чтобы захватить и изменить «всё», включая даже не только Матрицу, но также и «Мир людей», и «Мир машин»: «Я хочу того же, чего хотите и вы. Я хочу получить всё!»
* * *

Роль Смита в «Матрице» в результате оказалась совершенно Мефистофелевской: «Я — часть той силы, что вечно хочет зла и вечно совершает благо». Сам того не желая (или всё-таки желая?), он раз за разом устраивает «пакости», в результате которых то и дело поочерёдно рушатся то планы Нео, то планы Архитектора. Он срывает контратаку Коммандера Лока, грозившую остановить наступление машин на Зион – и тут же фактически спасает Нео, задержав его на подступах к Источнику ровно настолько, насколько нужно было для ликвидации опасности взрыва. Ну, и, главное, захватив Матрицу, выведя её из-под контроля Архитектора, Смит создаёт тот единственный аргумент, который способен убедить Архитектора в возможности получить от людей некую реальную, не ожидаемую заранее и не предвиденную пользу – единственный шанс убедить Архитектора в целесообразности прекращения войны.

Тиват: "Старый" город
bigstonedragon
Собственно, "старым" его можно назвать весьма условно: на домиках даты постройки - XIX век. Да и крохотный он очень, всего-то десяток домиков. Но это единственное место в Тивате, где нам удалось найти образчик этого уютного сказочного средиземноморского стиля архитектуры!
Впрочем, я не теряю надежды свозить Каролинку в Будву и Котор - мне кажется, ей должно там понравиться :-)

DSC_2772
Read more...Collapse )