Category: отношения

Category was added automatically. Read all entries about "отношения".

"Анна Каренина"-16. Анна

В отношении Анны герои романа высказываются куда более резко, чем в отношении Вронского.

ЧАСТЬ ВОСЬМАЯ, Глава IV

— Ах, что говорить! — сказала графиня, махнув рукой. — Ужасное время! Нет, как ни говорите, дурная женщина. Ну, что это за страсти какие-то отчаянные! Это все что-то особенное доказать. Вот она и доказала. Себя погубила и двух прекрасных людей — своего мужа и моего несчастного сына.


Понятны чувства графини, матери Вронского, но согласиться я с ней могу разве что в отношении «страстей отчаянных», которые никогда ни к чему хорошему привести не могут. Но ведь в первых-то главах романа Анна совсем другой предстаёт!
Два обстоятельства сыграли тут роковую роль: во-первых, то, что Анна «вышла замуж без любви или не зная любви», а значит, не была готова противостоять нахлынувшей на неё страсти; а во-вторых, бездумная настойчивость Вронского, ожидавшего найти «гору счастия» в разжигании этих самых «страстей отчаянных». Хотя даже дети Облонских почувствовали перемену в Анне после первой же её встречи с Вронским, но, мне кажется, даже уезжая из Москвы, она ещё не настолько поддалась страсти, чтобы не суметь справиться с ней вдали от Вронского, в Петербурге.
Графиня, конечно, пытается найти оправдания своему сыну, да и нравы того времени были таковы, что «мать Вронского, узнав о его связи, сначала была довольна — потому, что ничто, по ее понятиям, не давало последней отделки блестящему молодому человеку, как связь в высшем свете» - но всё же, если уж пытаться искать правых и виноватых, то именно на Вронском лежит вина за всё происшедшее.
«Точкой невозврата» для Анны становится первый секс с Вронским, очевидно, оказавшийся весьма качественным. Именно после этого Анна заявляет Вронскому: «Все кончено. У меня ничего нет, кроме тебя. Помни это.»
Как самый близкий аналог, мне разве что «Империя чувств» Нагисы Осимы вспоминается. А ещё монолог Билла о Беатрикс Киддо. О превращении обычной пчелы в пчелу-ренегата, пчелу-убийцу…
Как говорится, «до первой крови». Недаром Толстой сравнивает секс с убийством (пусть даже и глядя на происшедшее глазами Вронского): «…Он чувствовал то, что должен чувствовать убийца, когда видит тело, лишенное им жизни. Было что-то ужасное и отвратительное в воспоминаниях о том, за что было заплачено этою страшною ценой стыда. Но, несмотря на весь ужас убийцы пред телом убитого, надо резать на куски, прятать это тело, надо пользоваться тем, что убийца приобрел убийством…»
«Для меня одно и одно — это твоя любовь», - говорит Анна. Но это не любовь. Да, впрочем, в глубине души, мне кажется, Анна и сама это чувствует.
ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ, ГЛАВА IV
— Я сказал вам, что не позволю вам принимать вашего любовника у себя.
— Мне нужно было видеть его, чтоб...
Она остановилась, не находя никакой выдумки.
— Я не вхожу в подробности о том, для чего женщине нужно видеть любовника. Вам нужно удовлетворение животной страсти...
— Алексей Александрович! Я не говорю, что это невеликодушно, но это непорядочно — бить лежачего.

Впрочем, страсть, разожжённую в Анне Вронсским, даже и «животной»-то назвать трудно. В конце концов, «животные» страсти угасают с достижением их «естественной» цели – беременности и родов. У Анны не так. «Моя любовь все делается страстнее и себялюбивее, и помочь этому нельзя. … Если бы я могла быть чем-нибудь, кроме любовницы, страстно любящей одни его ласки; но я не могу и не хочу быть ничем другим. »
Любопытное явление: превращение секса в основной источник наслаждения для человека приводит к тому, что «услаждающая» функция секса вступает в противоречие с функцией продолжения рода! Мысль, которую я опять-таки уже неоднократно высказывал, не предполагая, что вынес её из «Анны Карениной».

ЧАСТЬ ШЕСТАЯ, Глава XXIII
— …Ты пойми, я не жена, — говорила Анна, — Он любит меня до тех пор, пока любит. И что ж, чем я поддержу его любовь? Вот этим?
Она вытянула белые руки пред животом.
С необыкновенною быстротой, как это бывает в минуты волнения, мысли и воспоминания толпились в голове Дарьи Александровны. «Я, — думала она, — не привлекала к себе Стиву; он ушел от меня к другим, и та первая, для которой он изменил мне, не удержала его тем, что она была всегда красива и весела. Он бросил ту и взял другую. И неужели Анна этим привлечет и удержит графа Вронского? Если он будет искать этого, то найдет туалеты и манеры еще более привлекательные и веселые. И как ни белы, как ни прекрасны ее обнаженные руки, как ни красив весь ее полный стан, ее разгоряченное лицо из-за этих черных волос, он найдет еще лучше, как ищет и находит мой отвратительный, жалкий и милый муж».


Мне кажется, что в этом пассаже Анна, говоря о Вронском, говорит о нём не как о человеке, а скорее как о бездушном теле, способном лишь служить источником сексуального наслаждения. Потому что если говорить о человеческих, нормальных семейных отношениях, то именно «этим», детьми, как раз и можно «поддержать любовь».
Но Анна, ослеплённая страстью, понять этого уже не в состоянии.
ЧАСТЬ СЕДЬМАЯ, Глава XXV
… «Боже мой, опять об любви», — подумал Вронский, морщась.
— Ведь ты знаешь для чего: для тебя и для детей, которые будут, — сказал он.
— Детей не будет.
— Это очень жалко, — сказал он.
— Тебе это нужно для детей, а обо мне ты не думаешь? — сказала она, совершенно забыв и не слыхав, что он сказал: «для тебя и для детей».
Вопрос о возможности иметь детей был давно спорный и раздражавший ее. Его желание иметь детей она объясняла себе тем, что он не дорожил ее красотой.

Почитаешь такой пассаж – и поневоле начинаешь уже не Анне, а Вронскому симпатизировать!
Собственно говоря, именно отношение Анны к детям и кажется мне наиболее неприятной её чертой.
Особенно её отношение к маленькой Ане.

ЧАСТЬ ШЕСТАЯ, Глава XIX; Глава XXXII
…Но общий дух детской и в особенности англичанка очень не понравились Дарье Александровне. Тотчас же по нескольким словам Дарья Александровна поняла, что Анна, кормилица, нянька и ребенок не сжились вместе и что посещение матерью было дело необычное. Анна хотела достать девочке ее игрушку и не могла найти ее.
Удивительнее же всего было то, что на вопрос о том, сколько у ней зубов, Анна ошиблась и совсем не знала про два последние зуба.
… Анна, как ни старалась, не могла любить эту девочку, а притворяться в любви она не могла.


На первый взгляд, к Серёже Анна относится по-другому. Но ведь, выбирая между ним и Вронским, Анна всё же выбирает Вронского – и в момент выбора, после рождения Ани, выбирает всё же Вронского и бежит с ним в Италию, не попытавшись даже объясниться с Серёжей.
Что-то мне подсказывает, что она не ребёнка в нём видела, а всего лишь любимую игрушку, что-то вроде большого плюшевого медведя, которого так приятно потискать и погладить.
Именно поэтому, мне кажется, и Каренин, поначалу готовый пойти е навстречу в отношении Серёжи, резко меняет свою позицию во второй половине романа (хотя немалую роль здесь, конечно, сыграло и его увлечение сектантством).

ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ, ГЛАВА XIX
В столовой он позвонил и велел вошедшему слуге послать опять за доктором. Ему досадно было на жену за то, что она не заботилась об этом прелестном ребенке.

Видя такое отношение Анны к маленькой Ане, я бы на месте Алексея Александровича тоже не решился бы доверить ей воспитание сына.
promo bigstonedragon january 5, 2014 03:46 36
Buy for 20 tokens
Ещё в сентябре yasnaya_luna «осалила» меня таким флэшмобом: рассказать 11 фактов о себе, ответить на 11 вопросов и задать другие 11 вопросов такому же количеству друзей. Труднее всего мне лично оказалось написать 11 фактов о себе. К тому же результат получился каким-то уж чересчур…

"Анна Каренина"-14: "мысль семейная"

«Мысль семейная» действительно занимает важное место в «Анне Карениной», однако нигде, кроме первого абзаца романа, «от автора» она не звучит – сохраняя видимость «объективности», Толстой вкладывает многочисленные сентенции и высказывания на эту тему в уста своих героев – соответственно, позволяя им высказывать самые разные, порой противоположные взгляды на семью.
Хотел того Толстой или нет, но самое близкое, самое важное для меня высказывание он вложил в уста Алексея Каренина.
Collapse )
Схожее отношение к семье демонстрирует и Стива Облонский, о котором Анна говорит на первых страницах романа:
Collapse )
Сама Анна, как, впрочем, и иные женские персонажи романа, провести такую "черту непроходимую" не в состоянии.
Collapse )
Ни Анна, ни Дарья, похоже, не в состоянии отличить «любовь» от «страсти» - потому как, в обеих вышеприведенных цитатах речь, конечно, именно о страсти идёт.
Такое же неумение разделять «страсть» и «любовь» демонстрирует и Вронский, откуда, в конечном счете, и проистекают все его беды.
Collapse )
Не «любовь», конечно, а «страсть» - но Вронский, повторю, их не различает.
А вот с мыслью «жены посланника» о том, что семью создавать надо, когда уже оба перебесились, когда страсти улеглись, - с этой мыслью я целиком и полностью согласен!
И в наши дни такой подход уже вполне реален; в то время как во времена Толстого нравы, увы, совсем другими были!

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ, ГЛАВА XII
…Матери не нравилось очень то, что он, влюбленный в ее дочь, ездил в дом уже полтора месяца, и чего-то как будто ждал, высматривал, как будто боялся, не велика ли будет честь, если он сделает предложение, и не понимал, что, ездя в дом, где девушка невеста, надо было объясниться.

Вот так! Прошло уже полтора месяца, как познакомился с девушкой, - и всё, изволь жениться, да ещё и однажды и навсегда!
Да ведь за полтора-то месяца «страсть» не то что перегореть не сможет, даже и разгореться-то толком не успеет!
Ладно, мужчины могли «перебеситься» в объятиях замужних светских дам:
Мать Вронского, узнав о его связи, сначала была довольна — потому, что ничто, по ее понятиям, не давало последней отделки блестящему молодому человеку, как связь в высшем свете.

Ну, а девушкам что было делать?
Всё-таки, мне кажется, это правильно, что теперь общественное мнение уже не считает, что если ты полтора месяца встречаешься с девушкой, то непременно обязан на ней жениться :-)

Секс, любовь и семья. Часть третья, конструктивная. Секс и игра.


Ещё одна картина Николая Бессонова – названия не знаю :-(
(http://bessonov-art.narod.ru/euro01.htm )



Франц фон Штук «Борьба за женщину»
( http://wg-lj.livejournal.com/340940.html )


Сравните две картины. Какая из них ужасает вас больше?
Меня – однозначно первая, бессоновская. Потому что на ней всё всерьёз.
Какие бы мысли ни вкладывал в свою картину фон Штук, но изображены на ней не питекантропы, а современные люди! А раз так, то события, изображенные художником, - это не реальная «борьба за женщину». Это всего лишь игра!
Давайте вспомним общие подходы, с помощью которых человеческой культуре удаётся обуздывать эти наши пресловутые «агрессивность» и «злобность», вот уж многие сотни тысяч лет спасая род людской от самоистребления?Collapse )

Секс, любовь и семья. Часть вторая. Интерлюдия. О «платонической любви» и «новом человеке».

Мне кажется, никого не должна удивлять тесная взаимосвязь секса и насилия. Человек, как и все приматы, - существо от природы злобное и агрессивное: каждый из нас, думаю, многократно имел несчастье убедиться в этом на многочисленных примерах детской и подростковой жестокости. Проблема эта всесторонне исследована в литературе и кинематографе: напомню лишь о таких, к примеру, произведениях, как «Повелитель мух», «Обвиняются в убийстве», «Плюмбум» и т.д.
Точно так же хорошо известно, что в какой-то мере именно эта злобность и агрессивность и сделали людей людьми, и, лишившись их, люди оказываются просто не способны поддерживать и развивать дальше цивилизацию, созданную их предками: сошлюсь, хотя бы, на такие произведения как «Пролетая над гнездом кукушки» и «Заводной апельсин».
С другой стороны, однако, ясно и другое: в процессе многих тысяч и даже миллионов лет естественного отбора сумели выжить и избежать самоистребления лишь те человеческие сообщества, которые смогли выработать и закрепить в поколениях навыки обуздания этой своей агрессивности и злобности.
Навыки эти широко известны и в совокупности своей обозначаются одним простым словом – КУЛЬТУРА. Collapse )

Секс, любовь и семья. Часть первая, злобная. Секс и насилие.

Казалось бы, холивары, прогремевшие недавно в журналах у acantharia, makaka153 и у вашего покорного слуги (по поводу, например, дня Петра и Февронии), должны были накрепко отбить желание очередной раз поднести спичку к этой взрывоопасной теме.
Ан нет! Лето бушует, жара пылает, и мозги кипят всё интенсивнее. Нет, не сдержать мне словесный поток! Так что придётся в очередной раз выплеснуть его на страницы ЖЖ. Collapse )
Ясно одно – «в консерватории пора что-то менять!»
Но об этом, впрочем разговор пойдёт ещё не скоро.
Потому что я ещё не всё сказал. Да, по большому счету, даже и вообще ничего не сказал. Так, ядовитой слюной побрызгал.
А ведь на самом деле, далеко не всё прогнило ещё «в Датском королевстве»! И даже наоборот – много чего хорошего успело там вырасти.
Но об этом – следующий раз.

Размышления о семье, о любви и о детях - 3. О сексе, насилии и "мужской красоте"

Сегодняшний текст полон достаточно циничного отношения к некоторым вопросам половой жизни человека; кому это претит, и хочется оставаться в рамках романтики – возможно, лучше его проигнорировать :-) Collapse )

Размышления о семье, о любви и о детях - 2. "Брак по расчету"

Чтобы убедиться, насколько далека была реальность «христианского брака» от идеалистических представлений о «браке по любви» ещё каких-то полвека назад, достаточно заглянуть в любопытные материалы, опубликованные недавно в ЖЖ у юзера test_na_trzvst (http://test-na-trzvst.livejournal.com/398509.html, http://test-na-trzvst.livejournal.com/399060.html)
Итак, убедившись, что «брак по любви» в христианском мире насчитывает от роду, дай Бог, лет 50, зададимся вопросом: а что же ему предшествовало? Что было основным в том браке, который тысячелетиями существовал в Европе?
Совковый человек приучен к тому, чтобы в качестве альтернативы «брака по любви» рассматривать меркантильный, бездушный и унизительный «брак по расчету». Но зададимся вопросом: по какому именно «расчету»? Collapse )

Размышления о семье, о любви и о детях - 1. "Брак по любви"

Статья Юшковой-Борисовой, надо отдать ей должное, обеспечивает очень неплохой, на мой взгляд, охват проблематики вопросов «Где ж это мы с вами теперь оказались?» и «Как же это мы дошли до жизни такой?» Но при этом, если мы, что вполне логично, захотим поразмышлять о двух других вечных вопросах - «Камо грядеши?» и «Куда ж нам плыть?» - то обнаружим, увы, что об этом в статье сказано и мало, и неинтересно.
Потому как для ответов на эти вопросы требуется не просто подбор фактов – а он, повторю, у Юшковой-Борисовой весьма даже неплох – а их анализ и осмысление – чего в статье, увы, как раз весьма маловато. Причем если автор и анализирует собранный материал, то продолжает, увы, «руководствоваться» ею же раскритикованными «устаревшими смыслами и представлениями».
Взять, хотя бы, особенно меня резанувшее, наверно, в силу чрезмерной эмоциональности изложения материала у Юшковой-Борисовой сожаление о том, что «распалась связка любовь-брак-дети» и «Брак уже может не являться следствием любви, дети не являются автоматическим следствием брака, и тем более следствием любви».Collapse )
* * * * *

У вас, должно быть, уже уши вянут и разум возмущённый закипает: что же, я - противник любви? Что же, я – за то, чтобы муж с женой не любили друг друга?
А вот и нет!
Я-то как раз за брак по любви.
Я против брака по влюбленности. Я против того, чтобы понимать «брак по любви» как общественную санкцию на секс между влюблёнными.
Я против того, чтобы люди действовали по принципу «Я люблю тебя, и потому хочу на тебе жениться».
Я за то, чтобы двое, решившие создать семью, могли с чистым сердцем сказать всем и каждому: «Мы приняли решение пожениться, и потому мы полюбили друг друга!»

Такой вот тезис :-)
Сейчас я его лишь высказываю, а подробнее попытаюсь раскрыть в последующих частях своих рассуждений.
Продолжение следует!

Об одном антисемейном интервью

Начал я тут с недавних пор следить за одним дневником (agent_marge), где порой интересные материалы появляются (интервью с разными достойными внимания блоггерами). И вот на днях появляется там большое интервью с семейной парой – «Светлана Ермакова (ermakova_s_i) и ее муж Леонид Жаров» – под многообещающим заголовком «Искусство жить любимыми» (http://agent-marge.livejournal.com/229045.html).
На первый взгляд – чего уж лучше: «Зарабатывают деньги в интернете. Пишут книги и успешно продают их в электронном виде. 25 лет живут в деревне под Тюменью. Абсолютно счастливы. Собственно, семейное счастье — это и есть основная тема их произведений.».
Однако по мере прочтения интервью у меня чем дальше, тем всё больше буквально волосы вставали дыбом.
То, что пишут и говорят эти товарисчи - это что угоднго, но только не счастливая семейная жизнь В моём понимании, это НЕ счастливая, НЕ семейная, да по большому счету и НЕ жизнь.
У меня просто в голове не укладывается, как можно было прожить 25 лет вместе, исповедуя те принципы «семейной» жизни, которыми руководствуются и которые пропагандируют Светлана Ермакова и Леонид Жаров.
Порадовало меня только то, что в большинстве комментариев высказано именно то отношение к этой «семейной идиллии», которого она, на мой взгляд, и заслуживает. Но есть и восторженные отзывы: «Спасибо за интервью. Интересная пара, почитаю обязательно тем более, что многое в рассказе выглядит мудро. »; «... я вот эту конкретно пару знаю лет 20. В них есть и свобода, и счастье, и способность поделиться этим с другими. Вам желаю того же) »
Это нам-то он желает того же!!! Нет, блин, тут я уже не смог удержаться, чтобы не разобраться с возмутившим меня текстом подробно. Вот и выношу сей разбор на ваш суд (кто хочет ознакомиться с «первоисточником» - вот адрес: http://agent-marge.livejournal.com/229045.html)
Collapse )