bigstonedragon (bigstonedragon) wrote,
bigstonedragon
bigstonedragon

Categories:

Книга о Ефремове-3. Диалектика сталинизма и Тёмный Феникс

«Ходим мы по краю…» Ведь главные романы Ефремова имели хороший шанс остаться написанными! 1952 год – погром советской биологии в самом разгаре, Лысенко на высоте, генетика – буржуазная лженаука…
Однажды на доске объявлений появился лист, где крупными буквами сообщалось, что 15 марта состоится собрание партбюро: будет рассматриваться дело беспартийного Ефремова. Ему вменялось в вину, что он пишет литературные произведения в рабочее время.
13 марта объявление о партбюро волшебным образом исчезло, а на стене появился плакат, поспешно написанный красной тушью: «Поздравляем лауреата Сталинской премии тов. Ефремова!»
13 марта 1952 года советские газеты опубликовали списки деятелей науки и искусства, награждённых высшей премией страны. Радио, которое в то время слушали все, сообщило, что Сталинская премия второй степени (100 000 рублей) в области науки, конкретно геолого-географической, присуждалась Ефремову Ивану Антоновичу, профессору, зав. лабораторией ПИАН, – за научный труд «Тафономия и геологическая летопись (захоронение наземных фаун в палеозое)», вышедший в 1950 году.
Никто из палеонтологов, кроме академика Борисяка, не получал персональной Сталинской премии.

В той обстановке, мне кажется, рассмотрение «персонального дела» на партбюро было не более чем «коллективной формой доноса», о которой писал Зиновьев:

Доносительство было массовым явлением. И эта эпидемия индивидуальных доносов дополнялась доносами коллективными.
Жизнь советских людей была насыщена всякого рода собраниями. А это критика и самокритика, разоблачение и осуждение недостатков и их виновников, принятие решений, осуждающих членов коллективов, и т. д. ... Коллективные погромы коллег снимали ответственность с каждого члена коллектива по отдельности. Верность слову и дружбе, честь, надежность и прочие качества порядочного человека стали явлениями исключительными, невыгодными и даже опасными для человека. В случае коллективного доноса члены коллектива по отдельности не выглядели и не ощущали себя предателями.

Вслед за таким «доносом», мне кажется, неминуемо должно было последовать уголовное преследование: «растратчик», «враг народа» и т.д. Но тиран спас писателя. Зачем?

К слову сказать, известно, что история повторятся дважды, один раз в виде трагедии, второй раз в виде фарса.
И вот что мы видим 18 лет спустя, в брежневские времена:

В ноябре 1970 года центральная пресса устроила настоящий погром журнала «Молодая гвардия» – органа Центрального Комитета комсомола – якобы за антиленинскую, русско-шовинистическую линию. Журнал, первым публиковавший произведения Ефремова, оказался на грани уничтожения.
12 декабря состоялось специальное заседание Секретариата ЦК, постановившее запретить роман Ефремова «Час Быка», изъять его из библиотек и магазинов.
Взволнованный Ефремов обратился к Петру Ниловичу Демичеву, секретарю ЦК КПСС, министру культуры.
Довольно скоро последовал ответ: Ефремова пригласили на беседу в ЦК. Беседа была длительная, около двух часов. Ефремов остался доволен, он никак не ожидал, что Петр Нилыч читал его книги. Разговор шёл и о «Часе Быка». Петр Нилыч говорил, что эту книгу надо издавать миллионными тиражами. Только нужно сделать кое-какие правки…
После той беседы как-то легче стало, посвободней дышать. И над «Молодой гвардией» тучи рассеялись.

И ещё 4 года спустя, уже после смерти Ефремова:
Таисия Иосифовна рассказывала:
«В 1974 году, 4 марта, в понедельник, в Ленинграде должна была открыться юбилейная сессия, посвящённая тафономии. Должны быть два доклада: М.В. Куликов – о тафономии, Л.И. Хозацкий – доклад об Иване Антоновиче. В пятницу вечером, 1 марта, мне позвонил Куликов и сказал, что открытая сессия состоится, но два эти доклада об Иване Антоновиче сняты. В программе сессии доклады и имя Ефремова были не зачёркнуты, а выбелены. И все выступления были без имени автора «Тафономии».
В это же время вышла книжка Г.Г. Мартисона «Загадки пустыни Гоби», где начальником палеонтологической экспедиции ПИН стал директор института Ю.А. Орлов, а имя Ефремова вообще отсутствовало.
…Я написала Брежневу. Взятые при обыске вещи мне вернули позже, летом, со словами, что мы де Ивана Антоновича ни в чём не обвиняли и не обвиняем, и в самых высоких инстанциях можно на это ссылаться».
На письмо Л.И. Брежневу из центрального комитета партии пришёл ответ: всё разобрано, все недоразумения будут сняты. Буквально на следующий день позвонил директор издательства «Молодая гвардия» В.Н. Ганичев – вновь запускают подготовку собрания сочинен ий. Это была победа.

Воистину, извечная русская ситуация: добрый царь – злобные бояре!
Впрочем, только ли бояре?
Хочу вновь обратиться к Зиновьеву и привести весьма обширную цитату из его книги. Убираю её под кат, но настоятельно рекомендую – загляните, не пожалеете!

…Несмотря на все ужасы сталинизма, это было подлинное народовластие, это было народовластие в самом глубоком (не скажу, что в хорошем) смысле слова, а сам Сталин был подлинно народным вождем. Зверства сталинизма были характерным выражением народовластия в тот период. И этому ничуть не противоречит то, что одновременно это было и насилием над самим народом. Народный вождь – это не обязательно мудрый и добрый человек. Иногда народные вожди бывают отпетыми мерзавцами.
…Употребляя выражение «народовластие» или «власть народа», я не вкладываю в них никакого оценочного смысла. Я не разделяю иллюзий, будто власть народа – это хорошо. Я имею здесь в виду лишь определенную структуру власти в определенных исторических обстоятельствах и ничего более. Вот основные черты народовластия. Подавляющее большинство руководящих постов с самого низа до самого верха заняли выходцы из низших слоев населения. А это миллионы людей - такой вертикальной динамики населения, как в те годы, история не знала до этого. Вышедший из народа руководитель обращается в своей руководящей деятельности непосредственно к самому народу, игнорируя официальный аппарат. Для народных масс этот аппарат представляется как нечто враждебное им и как помеха их вождю-руководителю. Отсюда волюнтаристские методы руководства. Потому высший руководитель может по своему произволу манипулировать чиновниками нижестоящего аппарата официальной власти, смещать их, арестовывать. Руководитель выглядел народным вождем. Власть над людьми ощущалась непосредственно, без всяких промежуточных звеньев и маскировок.
Происходила организация многомиллионной массы населения страны в грандиозную систему власти и управления, причем в систему народовластия и самоуправления. Тут мы имеем один из многочисленных примеров действия законов ныне презираемой диалектики: взяв власть в свои руки, народ сам оказался в тенетах своего собственного народовластия. Ощутив на своей шкуре все его реальные ужасы, народ отрекся от него так же добровольно, как и ухватился добровольно за него ранее. Основу безудержной тирании образует ничем не ограниченная свобода!
…Как критики, так и апологеты сталинизма изображают этот процесс так, будто Сталин и его соратники лишь воплощали в жизнь марксистско-ленинские проекты. Это – глубокое заблуждение. Никаких таких проектов не было вообще. Были общие идеи и лозунги, которые можно было истолковывать и которые на самом деле истолковывались, как говорится, вкривь и вкось. Не было таких проектов ни у самого Сталина, ни у сталинцев. Тут имело место историческое творчество в полном смысле слова. В нем совершались бесчисленные преступления. Имели место жестокость, обман, насилие, нелепости, ошибки и т. п. Но этот процесс не был субъективно произвольным.
Перед строителями нового общества стояли конкретные задачи установления общественного порядка, борьбы с преступностью, борьбы с беспризорностью, обеспечения людей продуктами питания и жильем, создания школ и больниц, создания средств транспорта, строительства заводов для производства необходимых предметов потребления и т. д. Они поступали в силу жизненной необходимости, в силу наличных средств и условий, в силу объективных социальных законов, о которых не имели ни малейшего понятия, но с которыми вынуждены были считаться на деле, действуя по принципу проб и ошибок. Их деятельность была успешной в той мере, в какой они так или иначе считались с объективными условиями и законами социальной организации. В общем и целом Сталин и его соратники действовали в соответствии с жизненной необходимостью и объективными тенденциями реального бытия, а не с какими-то идеологическими догмами, как им приписывают фальсификаторы советской истории.
…В эту эпоху в стране происходил беспрецедентный в истории человечества подъем многих миллионов людей из самых низов общества в мастера, инженеры, учителя, врачи, артисты, офицеры, ученые, писатели, директора и т. д. и т. п. Сталин в сознании окружающих отображался не только и не столько как мерзавец, сколько как символ этого великого процесса. Это была серьезная история, а не просто насилие кучки жестоких злоумышленников над добрым и обманутым народом.
Народ обманут не был. Не забывайте, что в самих массовых репрессиях сталинских времен, в которых пострадали миллионы простых людей, принимали активное участие миллионы других простых людей, причем одни и те же люди часто играли роль палачей и жертв. Эти репрессии тоже были проявлением самодеятельности широких масс населения. И теперь трудно выяснить, чья доля в них больше – доля высших злоумышленников во главе со Сталиным или доля этих широких якобы обманутых масс населения.
…Анекдотов о Сталине было много. Но в них он никогда не выглядит смешным. Сталин – фигура, для насмешек почему-то неподходящая. Его соратники были жалкими трусливыми ничтожествами и негодяями. А сам он был среди них негодяем и ничтожеством выдающимся. Но он стремился построить коммунистический рай на земле и сделать всех людей подходящими для этого. А если из его замыслов выросла ужасающе мрачная мерзость, так это шуточки неподконтрольной истории, а не продукт преднамеренного умысла негодяя. Негодяйство вполне уживается со светлыми идеалами.

Как тут не вспомнить Толкиена! «В моём повествовании я нигде не имею дела с Абсолютным Злом. Я вообще не думаю, что такая вещь, как Абсолютное Зло, существует, поскольку это попросту Ноль. Я не думаю, что какое бы то ни было разумное существо могло быть злым безоговорочно. Даже Сатана пал... В моей истории Саурон представлен как существо, весьма близкое к абсолютной степени зла - настолько, насколько это возможно. Он проделал путь, каким идут все тираны: начал неплохо - по крайней мере, в том смысле, что, желая устроить всё в мире согласно собственной мудрости, имел в виду всё-таки и благосостояние (материальное) других обитателей Средиземья. Но в гордости и жажде власти он пошёл дальше тиранов...» - всё ведь о том же…

И ещё из Зиновьева:
Беспрецедентные массовые репрессии сталинского периода – факт. Нелепо отвергать этот факт. Непристойно оправдывать его интересами революции и некоей исторической неизбежностью. Но резонно спросить о его самых глубоких основах и причинах. Что это – результат злого умысла отдельных мерзавцев во главе со Сталиным или чего-то более серьезного? Я утверждаю, что сталинизм явился классическим выражением доведенного до предела народовластия. Это была реальность народовластия, организация и будничная его жизнь.

Я всё это к чему?
Я вовсе не собираюсь оправдывать Сталина. И уж тем более – оправдывать репрессии, что, мне кажется, стало последнее время модной темой в интернете вообще, и в ЖЖ в частности. Вот, мол, преувеличил Солженицын истинные масштабы репрессий в 10 раз.
Но что же – полтора миллиона расстрелянных, то что, мало по масштабам страны? Один процент населения тогдашнего СССР – это что, нечто такое, чем модно пренебречь?
Мне пришла тут в голову мысль – ведь, скажем, по масштабам той хрущёвки-пятиэтажки в три подъезда, в которой я живу, и в которой теперь, благодаря «заботам» наших «избранников» из Госдуры люди в общем-в целом знакомы друг с другом, - одних только расстрелянных было бы как минимум два человека!
А среди френдов и читателей в ЖЖ – так и вовсе человек 20!
И это – только расстрелянных, не считая умерших от голода, попавших в лагеря…
Однако репрессии 1930-х-50-х годов были неизбежным следствием революции 1917 года и последовавшей Гражданской войны. Сталин в данном случае, похоже, как и положено политику, действовал по принципу «Не можешь остановить процесс – возглавь его!» И даже время от времени ограждал от репрессий тех людей, которых считал талантливыми – Булгакова, Шолохова. Теперь вот выясняется, что к их числу относился и Ефремов.
Ситуация в брежневские годы мне представляется мне совершенно иной. Власть к тому времени просто начисто утратила способность различать «своих» и «чужих», и просто стремилась «выполоть» всех, кто выделялся на общем сером фоне. Иначе такие результаты простой двухчасовой беседы Ефремова в ЦК объяснить, мне кажется, невозможно.
Завершить же сегодняшний затянувшийся разговор я бы хотел ещё одной цитатой из социолога Зиновьева…
Само формирование нового общественного строя сопровождалось буквально оргией преступности во всех сферах общества. Коммунизм входил в жизнь как освобождение, но освобождение не только от пут старого строя, но и освобождение масс людей от элементарных сдерживающих факторов.

…идеи которого неожиданно перекликаются с наблюдениями этолога Дольника!

Построение иерархии - программа, которая отбиралась для дикого стада приматов, а не для цивилизованных людей. Как раз наоборот, зная, к чему приводит бесконтрольное образование иерархий, мы обязаны его контролировать. Принципы, по которым собирается пирамида, и характер действий людей (мораль, этика и право) людьми не придуманы, а заданы инстинктивными программами, доставшимися нам от длинного ряда дочеловеческих предков, живших совсем в иных условиях. Но мы знаем, что эти программы несовершенны, многие из них не хороши для современного общества, некоторые просто гнусны. С нашей точки зрения, следуя этим программам, построишь лишь нечто мерзкое и кровожадное. В XX веке Муссолини, Гитлер, Ленин, Сталин и их многочисленные последователи на практике доказали, что на основе тотального подчинения общества иерархическому принципу и обезьяньих инстинктов образуется пожирающее людей чудовище. Оно несравненно безобразнее тех обществ, в которых жили, руководствуясь теми же инстинктами, но в других условиях предки человека.
К сожалению, опыт мало что дает человечеству. Поэтому тоталитарные режимы будут возникать снова и снова, если с ними не бороться. Ведь они регенерируют и самособираются.
Антиагрессивные и альтруистические программы поведения шимпанзе, несомненно, родственны сходным программам нашего поведения. Ученые полагают, что такие программы были и у предков человека. «Двойной» набор программ социального поведения человека дает возможность их разнообразных комбинаций, в результате чего мы легко можем образовывать разные общественные структуры — от жестких авторитарных банд до почти лишенных иерархии клубов.
Демократическая форма организации даже самого маленького общества, в отличие от авторитарной, невозможна, если члены этого общества не умеют говорить. Одной мимикой и жестами коллективно не обсудить сколько-нибудь сложные вопросы и не выработать решения.
Может ли демократический строй возникнуть сам собой, на основе инстинктивных программ? Конечно, нет. Это продукт разума, продуманная система коллективного воспрепятствования образованию иерархической пирамидальной структуры, вершину которой увенчивают особи, жаждущие власти. …


И ещё из того же Дольника:
На последнем этапе эволюции разумный человек по пока не ясным причинам прошел через этап каннибализма и теперь по своим врожденным программам — людоед. Если людоедство — свойство нашего с вами вида, то понятно, что только жестокое подавление этого инстинкта сдерживает его реализацию. Сначала людям удалось перестать людоедствовать каждодневно. Но по праздникам все же кого-нибудь да съедали. Потом уже не убивали, а только пускали кровь. Потом по обычным праздникам жертву заменяли животным, а по великим — пускали кровь. Боги тут очень пригодились для самооправдания: жертвы приносились как бы им. Потом и эти жертвы заменили изображением плоти и крови из подходящих растительных продуктов. Подавление людоедства у самых развитых народов завершилось уже в письменный период, и поэтому до нас дошло много свидетельств и в прозе, и в стихах, и в скульптуре...

В каждом из нас сидит людоед, как Тёмный Феникс – в Джин Грей. И как только «культурные блоки», сдерживающие проявления людоедского инстинкта, снимаются, как только «подавляющее большинство руководящих постов с самого низа до самого верха заняли выходцы из низших слоев населения» - эти инстинкты прорываются наружу, и последствия оказываются не менее страшны, чем последствия буйства страстей Тёмного Феникса…
Tags: Ефремов, Толкиенутое
Subscribe
promo bigstonedragon january 5, 2014 03:46 36
Buy for 20 tokens
Ещё в сентябре yasnaya_luna «осалила» меня таким флэшмобом: рассказать 11 фактов о себе, ответить на 11 вопросов и задать другие 11 вопросов такому же количеству друзей. Труднее всего мне лично оказалось написать 11 фактов о себе. К тому же результат получился каким-то уж чересчур…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 34 comments