bigstonedragon (bigstonedragon) wrote,
bigstonedragon
bigstonedragon

Легионы огня 1-2-1-1

Питер Дэвид.
Легионы огня.

Книга I . Долгая ночь Примы Центавра.



ЧАСТЬ II
________

2265 – 2267
Во мраке ночи

--------- Глава 1 ---------



Сенна все больше беспокоилась насчет императора.
Конечно, на кону было и ее личное благополучие. За те неполные два года, которые она провела во дворце, девушка успела привыкнуть к комфорту. Однако дальнейшее ее пребывание здесь зависело не только от благоволения Лондо, но и от его здоровья.
Но дело было не только в этом. Она видела, чувствовала, что император мог бы стать истинно великим. Он хотел столь многого добиться для своего народа. Он любил Приму Центавра с такой страстью, какой, по ее представлению, не было во дворце больше ни у кого.
Это, конечно, было весьма предвзятое мнение, поскольку Сенне никто больше во дворце особо не нравился. Дурла, казалось, был вездесущ, наблюдая за подопечной императора своим холодным и убийственным взглядом, словно хищник, ожидающий возможности наскочить на беспечную жертву. Фаворит Дурлы, его правая рука, Кастиг Лионэ, был ничуть не лучше. А потом появился еще Куто, которого Дурла рекомендовал назначить на пост Министра Информации, хотя, насколько могла судить Сенна, основная деятельность Куто была направлена на то, чтобы как раз таки предотвращать распространение правдивой информации… или, уж, по крайней мере, пресекать свободный обмен мнениями. С высоты её социального положения, Сенне было хорошо заметно, как понемногу исчезают любые личности, которые осмеливались высказывать суждения, противоречащие навязываемым народу директивам правительства.
Народу… Великий Создатель, помоги народу Центавра!
Много раз за время своего проживания во дворце Сенна устраивала вылазки в город. Она оставляла свои богато расшитые, изысканного покроя платья, и вместо этого облачалась в свои любимые простые, непритязательные одежды. Она ходила по таким местам, посещение которых Лондо скорее всего – и к своему несчастью – не одобрил бы. И то, что ей доводилось услышать в таких местах, крайне беспокоило Сенну.
Постоянно и отовсюду доносились до нее обрывки разговоров, фразы, наполненные гневом по отношению к Альянсу, выдававшие эмоциональные раны, которые так и не были залечены. Ей запомнился ребенок, ковылявший на одной ноге, поскольку вторая нога, раздавленная при обрушении руин, была ампутирована, а у родителей не нашлось денег на протез. Она вспоминала женщину, которая жаловалась, что не может больше спать – любой малейший шорох в ночи будил ее, и она вскакивала с ощущением, что бомбы снова падают на нее с неба. Судя по крайне изможденному виду женщины, она действительно не преувеличивала свои мучения. Всеми сердцами Сенна желала хоть чем-нибудь помочь ей, и спрашивала себя вновь и вновь, что же может она сделать.
У каждого в прошлом была своя, особая история ужаса и мучений, но нынешние их высказывания были одинаковы. Негодование против Альянса по-прежнему жгло их, и хотя восстановление Примы Центавра шло полным ходом, Сенне казалось, что происходит не просто восстановление. Происходит подготовка к некоей ответной атаке на Альянс. Какой может оказаться эта атака, не представлял пока что никто. Но всех объединяло чувство гнева, обращенного в одну сторону – на Альянс, и это чувство пронизывало все социальные слои Примы Центавра, от верхов до самых низов.
По правде говоря, Сенна любила Альянс нисколько не больше, чем любой другой житель Центавра. Но некоторые аспекты ее обучения, включая безвременно прерванные занятия с Телисом Эларисом – о котором она по-прежнему вспоминала, по крайней мере, раз в день, и каждый раз с чувством горя и утраты – привели ее к умозаключению, что путь, на который, по-видимому, вступила Прима Центавра, не мог быть правильным выбором. Этот путь вполне мог привести в конце концов к еще более ужасной катастрофе. Прима Центавра была разбита, ее города стерты с лица планеты, но, по крайней мере, большая часть жителей Республики осталась в живых. И им позволено было возродить свой мир, и вот – экономика планеты явно, пусть медленно, но неуклонно, приходит в себя.
Если, возродившись, Республика вернется на прежний путь и повторно вступит в конфликт с Межзвездным Альянсом, то на этот раз все может обернуться для них гораздо хуже. Вместо того чтобы возродить славу и величие прежней Республики, центавриане могут просто вымереть. В течение жизни одного поколения все, чего достигла за свою историю Республика Центавра, и доброе, и злое, превратится в прах и будет забыто.
Сенна страстно желала не дать этому случиться, но не имела ни малейшего представления, что она может сделать, чтобы предотвратить подобное развитие событий. Одна-единственная женщина, пожалуй, не в силах остановить массовое самоубийство целой расы, которое представлялось наиболее вероятным итогом продолжения нынешнего курса Примы Центавра.
Единственная возможность, которую видела Сенна, была связана с императором. Но в последнее время у нее сложилось впечатление, что император с каждым днем все дальше и дальше уходит от дел.
О, иногда вдруг случались и хорошие дни. Такие дни, когда Лондо вдруг начинал смеяться и шутить с ней, позволял себе самым нежным образом по-отцовски ущипнуть ее за щеку. Иногда он потчевал Сенну рассказами о прошлом Республики, или делился с ней некоторыми экспонатами из своей чрезвычайно обширной коллекции не очень пристойных шуток. Короче говоря, изредка император становился таким человеком, на стороне которого Сенна искренне хотела бы быть.
Однако, все остальное время… Когда Лондо бросал взгляд в сторону девушки, казалось, будто он пытается разглядеть ее со дна глубокой ямы. Взгляд императора мог принадлежать человеку, который каким-то непостижимым образом смог увидеть свое собственное будущее. И это будущее оказалось отнюдь не таким, которое могло понравиться или к которому стоило стремиться.
Сейчас Сенна приближалась к императорской библиотеке, и она надеялась, что, возможно, ей удастся застать там Лондо в более компанейском настроении. Потому что если бы он оказался в таком настроении, возможно, ей удалось бы поделиться с ним своими тревогами о будущем Республики. Которыми она уж точно не станет делиться во дворце больше ни с кем, поскольку ни с кем больше не осмеливалась разговаривать хоть сколько-нибудь откровенно. Всем остальным выпало несчастье родиться либо мужланами, либо политиканами, которые не колеблясь использовали бы против Сенны все, что она могла сказать. Она не собиралась своими руками вручать любому потенциальному врагу оружие против себя. Но император…
Императора она не опасалась. Наоборот, она опасалась ЗА него.
Сенна окинула взглядом библиотеку, и заметила Лондо, упавшего головой на стол. На какое-то мгновение ей даже показалось, что он умер. Но затем она услышала его храп, и поняла, что император по-прежнему находится среди живых… хотя, едва ли среди трезвых.
В голове у Сенны зашевелилась отвратительная мысль: «Какая жалость, что он все-таки жив. Покойники, и то выглядят лучше». И тут же она упрекнула себя за столь недостойные мысли. Как ужасно думать так, когда душа императора явно истерзана какими-то несчастьями.
Сенна некоторое время задумчиво смотрела на Лондо и жалела, что не может просто читать его мысли. Угадай его мысли, облегчи его боль. Сделай что-нибудь, ну хоть что-нибудь, чтобы помочь этому в общем-то хорошему человеку, попробуй хотя бы понять, что за напасть снедает его.
А затем она заметила, что засыпая, император работал с какими-то бумагами.
Рука Лондо покоилась на записях. Сенна не решилась дотронуться до него, чтобы убрать руку и рассмотреть лучше, но тут – словно император подсознательно сам побуждал девушку взглянуть на записи – его рука дернулась во сне, соскользнула со стола и повисла, медленно покачиваясь.
Сенна посмотрела внимательнее, и увидела, что император работал над рукописью. Книгой, в которую он, как ни странно, делал записи от руки. Словно в очень, очень древние времена. Сенне казалось, что теперь все предпочитают делать записи на кристаллах или чем-нибудь в том же роде. Оставалось только гадать, почему императору вздумалось работать в такой манере, которую все окружающие сочли бы до неприличия архаичной. Возможно, ему казалось, что это делает его труд более личным, «персонализирует» его. Или, быть может, его вдохновляли многочисленные исторические труды, которые, по слухам, выстроились рядами на полках вдоль всех стен всей личной библиотеки, и многие из которых были написаны императорами прошлого собственноручно. В продолжение этой традиции, Лондо мог прийти к решению создать своими руками живую связь с прошлым Республики.
С чисто прагматической точки зрения, ограничивая место нахождения своих заметок единственной рукописью, которую он не выпускал из рук, Лондо гарантировал, что все его мысли и размышления никогда не уйдут из-под его контроля. С того мгновения, когда информация загружена в компьютер, даже в личный файл, всегда есть опасность того, что кто-то где-то отыщет способ взломать систему и получить доступ к этой информации.
Некоторое время Сенна потешила себя мыслью о том, чтобы, может быть, просто унести книгу и спокойно ее изучить. Сейчас, безусловно, ничто не могло помешать ей осуществить этот замысел, за единственным исключением – ее совестью. Рукопись явно была незаконченной, и вряд ли Лондо хотел, чтобы кто-нибудь проштудировал его книгу, прежде чем он сочтет свой труд завершенным.
Но даже если и так…
Ведь если она не станет переворачивать страницы, то ее действия уже не будут столь же бесцеремонными, не так ли? Ведь, в конце концов, она просто глянет на уже открытые записи. Почему бы и нет? Кто поставил бы ей это в вину? Ведь она же не специально искала эту рукопись. И кроме того, нет сомнения, что рано или поздно Лондо дал бы ее прочесть. Какой смысл вести летопись, если никто и никогда не прочтет ее? А в том, что это именно летопись, Сенна не сомневалась. Потому что как раз сейчас случилось так, что… Короче говоря, она ненароком приподняла – совсем чуть-чуть – титульный лист и заметила там это слово, тщательно начертанное рукой Лондо. После этого, очень осторожно, Сенна снова прикрыла рукопись, которая лежала теперь так, что она могла прочесть, о чем сегодня писал Лондо. Тетрадь была заполнена уже наполовину. Очевидно, Лондо уделял ей очень много времени.
Сенна начала читать, больше не прикасаясь пока что к книге. Но когда она увидела, о чем было написано в рукописи, глаза ее округлились от изумления.
Минбар! Император побывал на Минбаре! Сенна хорошо помнила то время, когда он вдруг исчез с Примы Центавра. Это случилось примерно пять месяцев назад. О его убытии ничего не было объявлено заранее, оно казалось совершенно неожиданным. Дурла пытался делать вид, что был в курсе, но даже он казался несколько застигнутым врасплох.
Лондо отсутствовал три недели, и это был период, когда все пребывали в недоумении и нервном напряжении, хотя Дурла великолепно проявил свои способности обуздывать неожиданно всплывающие проблемы. А затем, столь же внезапно, император вернулся. Сейчас Сенна поняла, что именно с того момента она и начала замечать тревожные перемены в нем. Он словно… уменьшился в размерах, по сравнению с тем, каким был раньше. Стал каким-то притихшим. Не случилось ничего конкретного, во что она могла бы ткнуть пальцем, но Сенна была уверена, что перемены в Лондо - это не игра воображения. Случилось что-то очень плохое, и теперь она знала, что чем бы ни была нанесена душевная травма императору, это должно было произойти на Минбаре.
Несмотря на свои самые лучшие побуждения, Сенна отбросила все аргументы, призывавшие ее поступать по-другому, и начала читать то, что написал Лондо. Она по-прежнему не решалась взять книгу в руки, как будто если она отказывалась прикасаться к ней, то тем самым воздерживалась от вторжения в личную жизнь императора и не злоупотребляла его доверием. Вместо этого, Сенна просто оперлась локтями об стол и углубилась в чтение.



--------------
Продолжение - http://bigstonedragon.livejournal.com/80943.html
Tags: Легионы огня
Subscribe
promo bigstonedragon january 5, 2014 03:46 36
Buy for 20 tokens
Ещё в сентябре yasnaya_luna «осалила» меня таким флэшмобом: рассказать 11 фактов о себе, ответить на 11 вопросов и задать другие 11 вопросов такому же количеству друзей. Труднее всего мне лично оказалось написать 11 фактов о себе. К тому же результат получился каким-то уж чересчур…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments