bigstonedragon (bigstonedragon) wrote,
bigstonedragon
bigstonedragon

Легионы огня 1-1-7-3

--------- Глава 7 (продолжение) ---------



Дурла собрался было продолжить, но кто-то окликнул его по имени из дальнего конца зала. Похоже, что там шел дружеский диспут, и Дурла был призван рассудить и завершить спор. Министр поспешно, но элегантно поклонился Виру и Лондо, и удалился.
Еще несколько сановников направились к императору, шумно требуя его внимания, но Лондо отмахнулся от них. Вместо этого он положил Виру руку на плечо и сказал:
- Давай прогуляемся, Вир. Поделись со мной свежими новостями да сплетнями, да смотри, не вздумай упустить ни одной мелочи!
- Ну, что касается самой свежей новости: он не нравится мне, Лондо. Этот Дурла. Ну нисколько не нравится, – Вир перешел на шепот, безуспешно пытаясь скрыть свое раздражение.
- Дурла? Что не так с Дурлой? – Можно было подумать, что Лондо крайне изумлен.
- Слушай, не пойми меня неправильно, но… чем-то он напоминает мне тебя. Точнее, тебя, каким ты был несколько лет назад.
- Мне он меня не напоминает нисколько.
- Ты шутишь? А все эти разговоры о том, кем он хочет нас видеть? Разве в прежние времена ты не мог бы сказать то же самое?
- Нет. Я бы никогда так не сказал.
Вир с досадой покосился на Лондо, который уводил его все дальше от шумной толпы по одному из больших дворцовых коридоров.
- И куда мы идем? – спросил Вир.
- На экскурсию. Ведь во дворце многое изменилось с тех пор, как ты был здесь в последний раз. – Лондо бросил на Вира слегка затуманенный взгляд. – Итак, давай разберемся: ты говоришь, что Дурла напоминает тебе меня, и по этой причине он тебе не нравится. Получается, что я должен оскорбиться, разве не так?
- Когда я впервые повстречался с тобой, в те давние времена ты… в общем, ты был чем-то пугающим, Лондо. И у тебя были эти видения о том, каким быть Центавру. И ты…
- Добился их исполнения, – тихо сказал Лондо.
- Да. И из-за этого погибли миллионы.
- Какие резкие слова. Ты осуждаешь меня, Вир? Ты осмеливаешься судить императора? – в словах Лондо звучал вызов, но в тоне, каким они были произнесены, слышалось только любопытство.
- Я знаю тебя, Лондо. Иногда я даже думаю, что знаю тебя лучше, чем кто-либо другой… по крайней мере из тех, кто остался жив. Дурла унаследовал твои мечты, Лондо. А посмотри, к чему они приводят. К смерти, разрушению, трагедии.
- Дорога судьбы никогда не бывает гладкой, Вир. На пути всегда попадаются ухабы.
- Ухабы? Лондо, мы устроили резню Нарнам! Мы повсюду сеяли хаос и разрушение! А потом наши грехи откликнулись нам с утроенной силой. И все это только из-за той мечты о величии, о котором разглагольствует теперь Дурла. Когда мы хоть чему-нибудь научимся, Лондо? Знаешь, чем это закончится? Гибелью всех и каждого центаврианина в галактике!
- Зачем ты мне задаешь эти вопросы? – поинтересовался Лондо. – Знаешь, кого тебе нужно спросить? Рема Ланаса.
- Извиняюсь… что? – разговор на полном ходу столь резко свернул в сторону, что Вир не сразу сумел сориентироваться. – Рем Ланас? Кто это?
- Как я слышал, он сейчас на Вавилоне 5. Живет там уже некоторое время. Очень мудрый индивидуум. Знаешь, зачем мы сюда пришли, Вир?
Еще один резкий вираж. Голова Вира уже отказывалась понимать, в какую же сторону теперь повернул их разговор, и вообще, о чем, собственно, они говорят.
- Ну, я… пожалуй нет, Лондо, если быть честным. Мне очень приятно, что проводится этот прием, просто потому, что приятно видеть наш народ, празднующий хоть что-то, даже если это просто междусобойчик в честь планов реставрации нашего величия. Но я не уверен, что понимаю, зачем тебе понадобилось приводить меня сюда.
- Ты на что это намекаешь, Вир?
- Намекаю? Я… – он вздохнул. – Лондо… может быть, ну… возможно, ты немножечко слишком много выпил. Потому что, если быть честным, ты говоришь не слишком вразу…
- Может быть, ты полагаешь, – продолжил Лондо, – что, если бы я того пожелал, то не смог бы переговорить со своим послом на Вавилоне 5, не вызывая его сюда, во дворец? Что меня беспокоит отсутствие безопасных каналов связи? Что кто-то подслушивает все, что я говорю? Ты это хочешь сказать, Вир?
Мистер Гарибальди однажды употребил выражение, которое Виру показалось крайне странным: «Просиял, как медный грош» для обозначения того, что кто-то только что что-то внезапно понял. Вир никогда до конца не понимал это выражение, поскольку не имел представления, ни что такое грош, ни как он может просиять, ни каким образом с помощью этого можно достичь понимания.
Тем не менее, в этот самый момент, когда Вир слушал – очень внимательно слушал – то, что говорит Лондо, у него возникло смутное подозрение касательно того, что сияние медного гроша может означать для него лично.
- Нет, – начал Вир очень осторожно. – Я вовсе не собирался на это намекать. – Но сказал он это таким тоном, который, как он надеялся, поможет Лондо понять, что он ухватил подтекст.
Туман алкогольного дурмана, который клубился в глазах Лондо все время вплоть до этого момента, казалось, на мгновение рассеялся. Лондо молча кивнул, затем открыл рот, чтобы заговорить снова…
…но вместо этого пошатнулся.
- Лондо?
Лондо провел ладонью по лицу, словно пытаясь стряхнуть с него паутину, и когда он опустил руку, на его лице осталось выражение гнева и покорности.
- Начинаешь привыкать к алкоголю, как я погляжу, – пробормотал он.
- В некотором роде, да, – сказал Вир.
- Я не с тобой говорю.
- Но…
Но настроение Лондо вновь внезапно переменилось, к нему вернулась веселость.
- У нас есть великолепная галерея, Вир, созданная усилиями предыдущих императоров. Мы собрали там лучшие статуи и картины. Пойдем, тебе стоит на это взглянуть!
- Хм… Хорошо…
Болтая с нарочито преувеличенным весельем, Лондо отвел Вира в дальний конец коридора. Там они повернули направо, потом налево, и оказались в зале весьма солидных размеров. Как и хвастался Лондо, стены зала были увешаны огромным количеством полотен, между которыми, в специально вырезанных нишах, стояли статуи.
Первая картина, на которой естественным образом задержался взгляд Вира, оказалась портретом императора Картажи. Лондо проследил взгляд Вира и озвучил его мысли вслух:
- Почему он здесь, а?
Вир кивнул в знак согласия с тем ответом, который предполагала сама постановка вопроса.
- Он был безумцем, Лондо. Отвратительная глава нашей истории. Ему не следует находиться здесь в одном ряду с остальными.
- Он должен быть здесь, Вир, - возразил Лондо. - Именно потому, что он часть нашей истории. Если мы не будем помнить о том, что мы сделали не так, сможем ли мы понять, как следует поступать правильно?
- Похоже, не все могут прийти к согласию, о том, что такое правильно, и что такое неправильно, – печально сказал Вир, на всякий случай оглянувшись, словно обеспокоенный тем, не стоит ли Дурла у него за спиной.
- Надеюсь, ты не имеешь в виду Дурлу, не так ли? Успокойся, Вир, его мнение не является здесь единственным.
- Но ведь Дурла не имеет отношения к тем портретам, которые висят в этом зале. Все они…
- Вир… Не напоминай мне о Дурле. Сейчас это не важно. Просто полюбуйся на эти картины. Разве они не прелестны?
Вир начинал терять остатки терпения с императором.
- Да, они очень милы, но это не то, что…
- Вот император Турхан, – Лондо указал на одно из полотен. – Великий человек.
- Великий человек? – хмыкнул Вир. – Своими предсмертными словами он подвиг нас атаковать Нарн. Тебе ли не знать, ты же единственный, кто их услышал, и… – Вир осекся, увидев выражение на лице Лондо. Грош сверкнул еще раз – Вир понял, что разгадал ужасную тайну Лондо: предсмертные слова Турхана не были словами о войне. – Лондо?
- Умирая, он завещал нам жить в мире с Нарном… и сказал, что проклинает нас с Рефой. Да, он был мудрый человек. – В голосе Лондо не было ни капли гнева. Разве что удивление перед величием Турхана.
Но Вира охватил ужас. Он отступил на шаг, кровь отхлынула от его лица.
- Лондо… Великий Создатель, Лондо… как ты… как ты мог…
Лондо пожал плечами.
- И только? – Продолжил Вир. - Это все что ты мне ответишь? Просто пожмешь плечами? Лондо, как… как ты мог?
- В своей жизни я уже великое множество раз слышал этот вопрос, Вир, и вот что интересно, каждый раз отвечал одинаково: как я мог? Легко.
Вир не нашел, что ответить. Впервые за все время знакомства с Лондо он не мог найти нужных слов. А Лондо со свой стороны, словно не замечал очевидного дискомфорта Вира и продолжал рассуждать:
- Мы делаем то, что должны, Вир. Так поступают все. И всегда. Вот возьми, к примеру, императора Крэна. Ты помнишь его, Вир? Ты не забыл, что с ним случилось?
Вир почувствовал, что у него начинает кружиться голова, и вовсе не от обилия выпитого. Даже и в трезвом виде он вряд ли смог бы свести воедино все фрагменты того, что наговорил ему сейчас Лондо.
- Император Крэн… в общих чертах, да. Но ведь он умер еще до моего рождения, и…
Лондо остановился как раз напротив бюста Крэна. Пожалуй, это был самый маленький бюст в комнате, словно его делали впопыхах, исполняя неожиданный приказ о необходимости срочного пополнения коллекции.
- Какое короткое у него было царствование. Маленькая заметка на полях нашей славной истории. Правитель периода великих перемен. В то время центавриане оказались разобщены больше, чем когда-либо. Предыдущий император, Турис, был чересчур слабохарактерным, и после его ухода все великие дома сцепились друг с другом в борьбе за власть. И это грозило перерасти в кровавую бойню. Бедняга Крэн… так ты вспомнил, что с ним случилось, Вир?
- Да, я думаю, да. Но…
- Иногда нам всем все же удается прийти к единому мнению о том, что правильно, а что ошибка. И мы не хотим, чтобы ошибки повторялись вновь. Ни с нами, ни с кем-либо еще. НИ С КЕМ, Вир. Ты меня понял? – Голос Лондо возвысился до неожиданной непонятной страстности. – Ты меня понял, Вир? Ты следишь за тем, какие слова слетают с моего языка?
- Да, да, конечно, – Вир чувствовал себя потерянным больше, чем когда-либо. – Ловлю каждое слово.
- Это хорошо. Я рад, что у нас состоялся этот разговор. Так будет лучше для нас всех. Идем… а то вечеринка закончится без нас. Мы же не хотим, чтобы кто-то подумал, будто в наше отсутствие можно по-настоящему веселиться? И знаешь что, Вир? Я бы хотел, чтобы ты запомнил накрепко: все здесь, все, что мы восстановили, все, чем я управляю… все это заставляет меня поразмыслить над вопросом, что же я такое на самом деле. И даже не столько я, сколько мы все, и что будет с нами всеми меньше, чем через неделю.
- И что же с нами будет?
- А-а, – усмехнулся Лондо. – Вот разгадаешь мою загадку, великую загадку сегодняшнего вечера, всю, до последнего слова, тогда и узнаешь. Вот как.
И с этим таинственным замечанием он ушел назад в пиршественный зал, оставив совершенно сбитого с толку Вира почесывать затылок в размышлениях, что же такое здесь сейчас произошло.


---------
Продолжение - http://bigstonedragon.livejournal.com/72995.html
Tags: Легионы огня
Subscribe
promo bigstonedragon january 5, 2014 03:46 36
Buy for 20 tokens
Ещё в сентябре yasnaya_luna «осалила» меня таким флэшмобом: рассказать 11 фактов о себе, ответить на 11 вопросов и задать другие 11 вопросов такому же количеству друзей. Труднее всего мне лично оказалось написать 11 фактов о себе. К тому же результат получился каким-то уж чересчур…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments