bigstonedragon (bigstonedragon) wrote,
bigstonedragon
bigstonedragon

Categories:

Размышления о семье, о любви и о детях - 1. "Брак по любви"

Статья Юшковой-Борисовой, надо отдать ей должное, обеспечивает очень неплохой, на мой взгляд, охват проблематики вопросов «Где ж это мы с вами теперь оказались?» и «Как же это мы дошли до жизни такой?» Но при этом, если мы, что вполне логично, захотим поразмышлять о двух других вечных вопросах - «Камо грядеши?» и «Куда ж нам плыть?» - то обнаружим, увы, что об этом в статье сказано и мало, и неинтересно.
Потому как для ответов на эти вопросы требуется не просто подбор фактов – а он, повторю, у Юшковой-Борисовой весьма даже неплох – а их анализ и осмысление – чего в статье, увы, как раз весьма маловато. Причем если автор и анализирует собранный материал, то продолжает, увы, «руководствоваться» ею же раскритикованными «устаревшими смыслами и представлениями».
Взять, хотя бы, особенно меня резанувшее, наверно, в силу чрезмерной эмоциональности изложения материала у Юшковой-Борисовой сожаление о том, что «распалась связка любовь-брак-дети» и «Брак уже может не являться следствием любви, дети не являются автоматическим следствием брака, и тем более следствием любви».
На мой взгляд, на самом делена всём протяжении человеческой истории такой «связки» никогда и не существовало; то есть, если она где и была, так разве что в головах у писателей-романтиков.
Насколько я понимаю, «впервые в истории» «брак по любви» стал пропагандироваться как официальная доктрина, в противовес браку «церковному» и «буржуазному», только лишь в Советском государстве; и действительно, он вполне логически вытекал из программных установок коммунистов той поры, со всем тем, что в простонародье было прозвано «обобществлением жён» и тому подобными «загогулинами». Но вот откуда и когда «брак по любви» проник на Запад? Ведь сейчас, насколько я понимаю, именно он является основной концепцией брачно-семейных отношений не только «у нас», но и «у них».
Не знаю ответа, но могу предположить, что «брак по любви» явился на Западе детищем «ррреволюции» 1968 года. Как бы то ни было, но в любом случае концепция «брака по любви», что бы там кому ни казалось, является на самом деле очень молодой, насчитывающей лишь несколько десятилетий от роду.
А что же было «до того»? Об этом мы поговорим позже, а пока что хотелось бы отметить ещё и следующее.
При том понимании «брака по любви», которое сложилось в христианских странах до «сексуальной революции», да и в большинстве своём продолжает доминировать и сейчас, этот брак является по сути дела ничем иным, как общественным санкционированием сексуальных отношений юноши и девушки. Да и не могло быть по другому в странах, где в течение тысячелетий тотального господства христианской церкви над всеми сферами жизнедеятельности человека, брак не мог быть иным, нежели как церковным, а церковный брак именно и являлся санкционированием секса, считавшегося греховным и запретным в отсутствие такой санкции.
При таком понимании брака он оказывался делом лишь двоих – мужа и жены. Именно так его продолжает понимать большинство жителей христианских стран и в наше время (в частности, насколько я понимаю, и сама Юшкова-Борисова – отсюда и резанувшие меня слова о ребёнке как «третьем члене супружеской диады»).
Но если попытаться абстрагироваться от предыстории такого «брака», то сразу встаёт вопрос – а зачем же вообще нужно общественное санкционирование сексуальных отношений мужчины и женщины? Христианскому миру, как ни странно, весьма много времени понадобилось, чтобы додуматься до такой постановки вопроса, но к середине ХХ века он всё же был задан, и поскольку ответ на него очевиден, то в обществе почти сразу сложилось новое убеждение – то, что происходит в постели между двумя любовниками, касается их, и только их и никого больше!
Таким образом, в общественном сознании Запада возник некий «когнитивный диссонанс», который в конце концов и породил «сексуальную революцию»: если наши сексуальные отношения касаются только меня и моего партнёра, то с какой стати я должен получать со стороны общества ,которого эти отношения никак не касаются, некую «санкцию» на эти самые отношения? Если обществу всё равно, чем мы с партнёром будем заниматься в постели, то с какой стати мы должны спрашивать у общества разрешения на то, чтобы лечь в постель?
«Брак по любви», вышедший из-под опеки церкви, не мог не превратиться в т.н. «гражданский брак», широчайшее распространение которого мы и наблюдаем ныне во всех «христианских» странах.
Вот, Юшкова-Борисова сетует, что «православная церковь называет не иначе как "блудным сожительством"». А что, разве неправильно называет?
Но, позвольте спросить – а разве брак, официально зарегистрированный государством или христианской церковью, не является точно таким же «блудным сожительством »? Что, молодые, вернувшись из ЗАГСа или храма, не сексом занимаются, а молитвы читают или Конституцию изучают?
В чем разница?
Если отвлечься от всякой там мистики, эзотерики и «духовности», то нет её. Нет разницы.
Так что в данном конкретном аспекте нынешний «кризис семьи» был заложен, увы, в самой концепции христианского церковного брака, державшейся исключительно на всемогуществе христианской церкви. И потому в данном случае, боюсь, не с «гражданским браком» надо бороться, а в самой «консерватории что-то менять». Как именно – об этом я попытаюсь поразмышлять в последующих частях размышлений (которые, ну, уж очень длинными вышли – звиняйте :-( )
Несколько слов ещё о российских особенностях «когнитивного диссонанса», лежащего в основе кризиса традиционного «христианского» брака.
Именно в Совдепии, как я уже сказал, внедрение в жизнь «брака по любви» начало осуществляться на государственном уровне, решительно и последовательно, со всеми вытекающими из него последствиями в виде свободы разводов и общественным воспитанием детей.
Однако коммунистическая утопия просуществовала в отдельно взятой стране совсем недолго; и подобно тому как в советскую армию вместо революционных комдивов вернулись прежние генералы, так и в семейную жизнь вернулись все прежние институты, вроде сложных процедур регистрации брака и развода, семейного воспитания детей и возможности наследования имущества, и т.д., и т.п. И в то же время на словах концепция «брака по любви» сохранялась в неизменном виде.
В результате «когнитивный диссонанс», возможно, принял ещё более острые формы, чем на Западе. Вернувшиеся в семью «забота о детях» и «совместное наживание имущества» предполагали нерушимость брака, идеологической основой которого на Западе было христианское учение; в условиях официально атеистической и антихристианской идеологии Совка это было невозможно. Соответственно, место «христианских заповедей» в качестве идеологического обоснования «священности» и «нерушимости» брачных уз стала использоваться концепция «любви до гроба»; что в контексте подхода к регистрации брака как санкционировании сексуальных отношений принимало становилось чем-то уж совсем уродливым и вступало в явное противоречие с биологической природой человека.
Власть явно рассчитывала решить эту проблему, как одну из очень и очень многих, в ходе «воспитания нового человека», достойного «жить при коммунизме» - до чудовищности чужеродного идеалистического элемента в материалистической марксисткой доктрине; для этих целей как необходимый элемент советского воспитания воспевалась «любовь» и «лебединая верность» своей избраннице (избраннику), «верность до гробовой доски»; биология бесцеремонно игнорировалась. Как же – ведь человек – существо «социальное»!
И никто не желал вспоминать слова классика о том, что «человек – животное многобрачное, даже чрезвычайно многобрачное». Но биология всё равно брала своё. Вот и полнился Совок несчастными одинокими матерями и спившимися отцами, да ежевечерне развлекавшимися жестоким взаимным лаем семейными парами, когда-то поверившими в пропагандистскую сказку и женившимися «по любви».
* * * * *

У вас, должно быть, уже уши вянут и разум возмущённый закипает: что же, я - противник любви? Что же, я – за то, чтобы муж с женой не любили друг друга?
А вот и нет!
Я-то как раз за брак по любви.
Я против брака по влюбленности. Я против того, чтобы понимать «брак по любви» как общественную санкцию на секс между влюблёнными.
Я против того, чтобы люди действовали по принципу «Я люблю тебя, и потому хочу на тебе жениться».
Я за то, чтобы двое, решившие создать семью, могли с чистым сердцем сказать всем и каждому: «Мы приняли решение пожениться, и потому мы полюбили друг друга!»

Такой вот тезис :-)
Сейчас я его лишь высказываю, а подробнее попытаюсь раскрыть в последующих частях своих рассуждений.
Продолжение следует!
Tags: Мысль семейная
Subscribe
promo bigstonedragon january 5, 2014 03:46 36
Buy for 20 tokens
Ещё в сентябре yasnaya_luna «осалила» меня таким флэшмобом: рассказать 11 фактов о себе, ответить на 11 вопросов и задать другие 11 вопросов такому же количеству друзей. Труднее всего мне лично оказалось написать 11 фактов о себе. К тому же результат получился каким-то уж чересчур…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 45 comments