bigstonedragon (bigstonedragon) wrote,
bigstonedragon
bigstonedragon

Categories:

Возвращаясь ко вчерашним выставкам

Странное дело. Почему-то в последнее время легко пишется на всякие там пустяшные темы; а вот самые значительные события (по крайней мере, в мире Искусства) почему-то вгоняют в ступор, и ни слова не удаётся сказать как раз тогда, когда сказать нужно очень многое.
Вот прошлый раз так и не удалось ничего высказать по поводу «Гран-Торино». А ведь, как ни крути, а по состоянию на настоящий момент, лучший фильм из тех, что я видел, уж по крайней мере за 2 года!
Теперь – то же самое по поводу вчерашних выставок.
Ладно, «Самураи» - это, конечно, классно, и сделано профессионально (ИМХО), и экспонаты потрясающие, и креативно, и интересно, но – экзотика! Не говоря уж о далеко не однозначном идейном содержании. Да, искусство изготовления японских мечей – это воистину Искусство с большой буквы, равно как и доспехи самураев – это не просто доспехи, но опять же произведение Искусства. Но та кровь, которая за всем этим стоит…
Ладно, не буду об этом. Хотя ещё раз повторю рекомендацию – выставку ИМХО посетить очень даже стоит!
Но вот что касается выставки старинных фотографий - это подлинное Событие, почему-то непрорекламированное и явно недооцененное. Хотя ИМХО по значимости своей – главное на данный момент событие в художественной жизни города за этот год.
Коротко о структуре выставки. Условно в ней можно выделить три части – сначала мы словно садимся в Москве на поезд только что построенной Николаевской железной дороги; вот – недавно возведенный Николаевский вокзал в Москве; нынешняя «площадь трёх вокзалов» - пока ещё просто большая пустая вытоптанная грязная поляна, вокзал всего один, и вообще ничего нет, кроме стоянки извозчиков (аналог нынешних такси) :-) Москва-то, Москва-то где? Похоже, вокзал-то на самом деле за городом ставили, прямо как аэропорты нынешние!
Но вот, сели в поезд; едем к столице, медленно, неспешно; всматриваемся чуть ли не во все станции по дороге – почти все они возведены по типовому проекту, одинаковые здания вокзалов и поворотных кругов, чтобы паровозы разворачивать; а паровозы – непривычные, с огромными «воронкообразными» трубами! И дорога, как мне, по крайней мере, показалось, местами даже и одноколейная ещё, не всюду второй путь проложен!
Меж тем, и узнаваемо кое-что – так, на тех станциях, где вокзал построен между платформами, по центру дороги – там он и сохранился до нашего времени – Бологое, Тверь, Клин, … В Твери вот только на месте нынешнего, железобетонного современного здания – опять-таки типовой поворотный круг.
И до чего ж домов и людей всюду мало! Деревеньки крохотные, городки (та же Тверь) – меньше некуда, Бологое – вообще десяток избушек, не более…
«Химка» (!) – дачный посёлок, «17 вёрст до Москвы».
«Колпинка» - деревушка на берегу речушки.
Вот разве что платформы – высокие, такие же, как и сейчас; только настил деревянный, а не бетонный, асфальтированный, как в наше время.

* * *


Вот, такова «первая часть» (условно) экспозиции.
Всё. Приехали в Петербург!
Вот – Знаменская площадь: да какая ж это площадь-то ещё? Посредине – прорыта огромная канава, через неё и пешему не перебраться, не то что карете не переехать: Лиговский канал. Да, я, конечно, знал, что на месте нынешнего проспекта канал был. Но насколько ж это, оказывается, большая разница – просто абстрактно знать, что вот был ещё и такой канал, Лиговский – и воочию, своими глазами увидеть – вот он, канал, и в самом деле протекал здесь! И до чего ж мешал он приезжим пассажирам-то!
А Петербург где?
Да, похоже, как и в Москве – за городом вокзал возводили! Или, уж по крайней мере, на самой границе застройки.
Улицы города – мощёные кое-где; столица, как никак. Современному глазу непривычно видеть сплошное «полотно» улицы, без всякого разделения на тротуар и проезжую часть; и смешались тут «кони, люди» - извозчики и пешеходы!
А вот сами здания – узнаваемы, и выглядит всё от того ну до невозможности сюрреалистично.
Не буду тут уж подробно останавливаться. Это нужно видеть! Эти набережные, где вовсе и нет никаких гранитных мостовых возле парапетов, а перила вдоль воды стоят на высоченном гранитном паребрике, дабы, вестимо, кареты в воду не падали; свежевозведенный Мост Петра Великого (фотографии охватывают период с 1840-х годов до 1916 года) – соединяет два диких, пустых необустроенных, захламлённых каким-то мусором берега Невы – зачем он здесь, в этом диком краю? Кто будет ездит по такому мосту?
А вот Фонтанка – от берега и почти что до берега забитая плотами – дровишки, вестимо, сплавили по реке, особняки по берегам отапливать!
Господи, до чего ж это знакомо, и не знакомо одновременно; вроде, те же берега, по которым каждый день проходишь – и в то же время какой-той удивительный, незнакомый, «параллельный» мир!

* * *


И в завершение экспозиции – о людях, которые этот «параллельный мир» населяли. В их лица я готов всматриваться, наверно, часами. Извозчики, торговцы, «половые» и мастеровые, крестьяне и «водовозы», нищие и студенты… А вот – графья, князья и их жёны и дети; «Пикник в Красном селе» - на поляне расстелено полотно, много-много вина стоит, фрукты какие-то, дамы и кавалеры (военные в основном) – и тут же дымится что-то, и что-то явно готовится над костром – неужели шашлык?! Как знакомо всё и как непривычно!
А вот – самовар! Он, он, тот самый, какой мы неделю назад на даче топили!

* * *


Эх, Россия! Что-то, конечно, меняется в этом мире; но что-то обязательно остаётся неизменным.
Есть какая-то магия в этих старинных снимках; что-то необычайно личное, интимное, и от того вонзающееся в самую твою душу.
Не каждому дано быть художником. Для этого нужен великий труд и великий талант. Смотришь на картину – и думаешь прежде всего о том, кто сумел нарисовать её, а не о том, что на этой картине нарисовано.
А вот с фотографией – не так. Ведь каждый может взять в руки мыльницу; ведь это я ВИДЕЛ и сфотографировал этот город, каким был он полтораста лет назад! Ведь это МЕНЯ запечатлел неизвестный фотограф в трактире за чаепитием, в «такси» - санях да телегах; это Я гулял по мощёным мостовым, среди барышень в нездешних нарядах, среди лошадей и торговцев, это Я пил сбитень, который поднесла мне торговка, одна кружка на всех желающих; и наслаждался бубликом, купленным у того торговца… Это Я жарил шашлык на поляне в Красном Селе, пил вино и ухаживал за барышнями…
Удивительный мир… Такого острого чувства СО-переживания я уж давно нигде не испытывал.
Посетите выставку, пока не поздно ещё!




(фото отсканированы с рекламного буклета выставки)
Tags: Искусство
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Отпуск-2021

    Дорогие друзья (особенно нижегородцы)! Нежданно я собрался в поездку со средней дочкой и двумя внуками - в Нижний Новгород на 5 дней, с 8 по 13…

  • (no subject)

    Год продолжает собирать жатву. С января уже третья смерть в кругу одноклассников и однокурсников. Умер Володя Леонов, один из самых близких друзей.…

  • После прививки

    Прошло два дня после прививки. Последствия - если, конечно, это были они - оказались весьма странными и неожиданными для меня. В первый день примерно…

promo bigstonedragon january 5, 2014 03:46 36
Buy for 20 tokens
Ещё в сентябре yasnaya_luna «осалила» меня таким флэшмобом: рассказать 11 фактов о себе, ответить на 11 вопросов и задать другие 11 вопросов такому же количеству друзей. Труднее всего мне лично оказалось написать 11 фактов о себе. К тому же результат получился каким-то уж чересчур…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments