December 16th, 2018

О рок-музыке, патернализме и судьбах Китая. Часть 2. Китай и Свобода: «Формула Дэн Сяопина».

Для затравки и оживляжа – ещё один клип Ханггая:



* * *


Итак, вчерашний пост я завершил тем, что высказал мысль – именно в Восточной Азии находится сейчас «эпицентр» рок-музыки, именно там она кипит и бурлит наиболее жарко, наиболее ярко.
Пораженный внезапно открывшимся великолепием, я полез по интернетам изучать вопрос об истории китайского рока. И с некоторым удивлением выяснил, что начинается эта история практически сразу же после известных событий на площади Тяньаньмынь в горбачевские времена!
То есть, как и многое другое в современном Китае – можно даже сказать, как и вообще весь современный Китай – китайский рок есть порождение политики Дэн Сяопина.
Китайский рок, по моим ощущениям, пронизан ощущением внутренней свободы, он широк и свободен, как монгольская степь. Он напрочь деполитизирован, он никак не соприкасается ни с коммунизмом, ни с либерализмом, ни с каким-либо ещё -измом, и в этом его радикальное отличие от рока русского.
И такое ощущение, что и правительству и компартии нет никакого дела до этого рока – в отличие от правительства СССР/России.
А потом вспомнилось – так ведь такое же ощущение я испытал в Китае, когда наблюдал отношение китайцев к Мавзолею Мао Цзедуна – я писал об этом, когда рассказывал о своих впечатлениях от поездки в Китай. Представляю себе, какой хай и вой поднялись бы, если бы в каком-нибудь российском городе построили модель мавзолея Ленина и разрешили детишкам резвиться на нём! Ведь наш мавзолей – это до сих пор не столько культурный объект, сколько идеологический. А в Китае, формально до сих пор коммунистическом – всё наоборот.
А ещё сразу вспомнились таблички над прилавками с «уличным фастфудом» в Гуанчжоу (о чём я, к сожалению, не написал в своё время в своих отчетах о путешествии): «Внимание! Этот объект не контролируется санэпиднадзором!» (за точность формулировки не ручаюсь – перевод не мой, смысл надписи нам прокомментировал один из «китайских товарищей», владевший русским языком). У нас такое «безобразие» было бы вмиг запрещено – в Китае просто предупредили граждан, что в случае чего правительство тут не при чём, вас предупредили, а дальше – ваше личное дело.
Вот именно из таких «мелочей» и сложилось то общее ощущение свободы, которое я испытывал постоянно, находясь в Китае. Свободы, более «свободной», нежели в России, Европе и даже США.
До сих пор, когда я пытался рассказать об этом ощущении свободы, мне каждый раз отвечали – да боже ж мой какая такая свобода в Китае?! А Тибет? А Синьцзян? А Тяньаньмынь?
И только сейчас мне вдруг пришла, наконец, в голову форму китайского консенсуса между Правительством и Народом, которая и порождает ощущение этой самой свободы: «Вы не мешаете нам править – мы не мешаем вам жить».
И тут же подумалось – а ведь где-то я эту формулу уже встречал…
И вспомнилось – да ведь она прописана практически явным текстом в Англо-Китайской «Декларации по вопросу о Гонконге», родившейся в 1984 году в результате переговоров Маргарет Тэтчер и Дэн Сяопина! Примерно так: «Гонконг самостоятельно решает все вопросы, включая вопросы социального и экономического устройства, за тремя исключениями: оборона; внешние сношения; назначение высших должностных лиц администрации».
Получается, что формула эта, автором которой стал Дэн Сяопин, неявным образом стала основой жизни не только Гонконга, но и всего Китая! (а впрочем, может, она и явным образом где-нибудь прописана, просто я об этом не знаю).
А потом подумалось – ведь эта «формула Дэн Сяопина» есть не что иное, как яркое воплощение концепции либертарианства, как она определена в замечательной книге Джозефа Стиглица «Государство и экономика» (в русском переводе – «Экономика государственного сектора»), которую я тут сканировать и размещать в ЖЖ, да, увы, трудозатраты оказались чересчур велики :-(
Напомню, что, по мнению Стиглица, с экономической точки зрения правильнее различать системы не «коммунистические» и «капиталистические», а «патерналистские» и «либертарианские» (правда, у Стиглица, отдадим ему должное, деление не столь прямолинейное, а многомерное; помимо «патернализма»/«либертарианства» не менее важно, к примеру, положение системы на шкале, условно говоря, «эффективность»/«справедливость»).
В либертарианской стране государство не вмешивается в жизнь гражданина, считая, что тот «сам большой» и, соответственно, сам всё знает, всё понимает.
В патерналистской стране государство, напротив, считает, что граждане сродни дитяткам малым и, соответственно, оно, государство, лучше знает, что для его подданных хорошо, а что плохо.
Классической либертарианской страной были США времён «Дикого Запада» (точнее, «дикого капитализма»); классической патерналистской страной – Российская империя.
Формулу патернализма с гениальной краткостью и точностью выразил Салтыков-Щедрин: «тащить и не пущать!» Не помню где, но недавно мне попалась на глаза более развёрнутая, но более точная формула: «Запрещено всё, что не предписано; предписано всё, что не запрещено». Патерналистское государство стремится любой процесс либо зарегламентировать, либо запретить, если регламентация невозможна.
Как ни странно, но Великая революция 1917 года на короткое время превратила Россию в либертарианское государство; но марксизм, увы, тесно связан с патернализмом: в соответствии с тем «научным коммунизмом», который мы изучали в университете, права и обязанности гражданина находятся в диалектическом единстве, так что «права есть обязанности, а обязанности есть права» - чисто патерналистская формула, которая была даже прописана в Основном законе СССР.
Одновременно и в странах Запада наблюдался постоянный дрейф от либертарианства к патернализму (Стиглиц, кстати, у себя в книге обосновывает закономерность такого дрейфа, хотя и не предлагает рецептов, как его предотвратить или хотя бы как с ним бороться). Вместо подлинной либертарианской свободы народу теперь предлагалась иллюзия политической демократии (почему политическая демократия является лишь иллюзией, опять-таки можно почитать у Стиглица).
Особенно далеко по пути к патернализму продвинулась, конечно, Европа; но и США недалеко отстали. Потому после революции 1991 года Россия на короткое время вновь стала самой свободной страной мира. Но в 2009-е годы дрейф к патернализму резко усилился: по жёсткости патерналистской регламентации всех сторон жизни Россия сейчас, пожалуй, превзошла даже и СССР; а при Обаме и США, похоже, почти догнали Европу по уровню патернализма: недаром одним из основных предвыборных лозунгов Трампа было «Принятие любой новой регламентации будет обязательно сопровождаться отменой двух ранее действовавших» - и, насколько я помню, не так давно он похвалялся, что успешно выполняет это своё обещание.
А вот в Китае дела обстоят, похоже, совсем не так! И хотя любые, самые малейшие поползновения к смене правящей элиты или к отделению от неё (к расколу страны) пресекаются крайне жёстко, но во всём остальном уровень патернализма, как мне кажется, в Китае крайне низок, в полном соответствии с «формулой Дэн Сяопина».
Так что в целом по шкале «свобода»->«патернализм» я бы сейчас расположил страны так:
Китай->США->Россия->Европа.
* * *
(Продолжение следует!)
promo bigstonedragon january 5, 2014 03:46 36
Buy for 20 tokens
Ещё в сентябре yasnaya_luna «осалила» меня таким флэшмобом: рассказать 11 фактов о себе, ответить на 11 вопросов и задать другие 11 вопросов такому же количеству друзей. Труднее всего мне лично оказалось написать 11 фактов о себе. К тому же результат получился каким-то уж чересчур…

Интерлюдия: англо-китайская Декларация о Гонконге (1984 год). Выдержки.

https://www.cmab.gov.hk/en/issues/jd2.htm

Совместная декларация правительства Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии и правительства Китайской Народной Республики по вопросу о Гонконге


19.12.1984
Правительство Китайской Народной Республики заявляет, что основные направления политики Китайской Народной Республики в отношении Гонконга заключаются в следующем:
(1) Отстаивая национальное единство и территориальную целостность и принимая во внимание историю Гонконга и его реалии, Китайская Народная Республика приняла решение создать в соответствии с положениями статьи 31 Конституции Китайской Народной Республики Специальный административный район Гонконг после возобновления осуществления суверенитета над Гонконгом.
(2) Специальный административный район Гонконг будет непосредственно подчиняться Центральному народному правительству Китайской Народной Республики. Особый административный район Гонконг будет пользоваться высокой степенью автономии, за исключением иностранных дел и вопросов обороны [выделено мною - bsd], которые являются обязанностью Центрального народного правительства.
(3) Особый административный район Гонконг будет наделен исполнительной, законодательной и независимой судебной властью. Законы, действующие в настоящее время в Гонконге, останутся в основном без изменений.
(4) Правительство особого административного района Гонконг будет состоять из местных жителей. Глава исполнительной власти будет назначаться Центральным народным правительством [выделено мною - bsd] на основании результатов выборов или консультаций, которые будут проведены на местном уровне. Главные должностные лица будут назначаться главой исполнительной власти Особого административного района Гонконг по согласованию с Центральным народным правительством. Китайские и иностранные граждане, ранее работавшие в государственных и полицейских службах правительственных департаментов Гонконга, смогут остаться на работе. Британские и другие иностранные граждане также могут быть наняты в качестве советников или занимать определенные государственные должности в правительственных департаментах Особого административного района Гонконг.
(5) Нынешние социальная и экономическая системы в Гонконге останутся неизменными, как и стиль жизни. Будут обеспечены права и свободы, в том числе права человека, слова, прессы, собраний, ассоциации, путешествий, передвижения, переписки, забастовки, выбора профессии, научных исследований и религиозных убеждений. Частная собственность, законное право наследования и иностранные инвестиции будут охраняться законом.
(6) Особый административный район Гонконг сохранит статус свободного порта и отдельной таможенной территории.
(7) Особый административный район Гонконг сохранит статус международного финансового центра, и его рынки иностранной валюты, золота, ценных бумаг и фьючерсов сохранятся. Будет обеспечено свободное движение капиталов. Гонконгский доллар будет продолжать циркулировать и оставаться свободно конвертируемым.
(8) Специальный административный район Гонконг будет иметь независимые финансы. Центральное народное правительство не будет взимать налоги с особого административного района Гонконг.
(9) Специальный административный район Гонконг может устанавливать взаимовыгодные экономические отношения с Великобританией и другими странами, чьи экономические интересы в Гонконге будут должным образом учтены.
(10) Используя название «Гонконг, Китай», Особый административный район Гонконг может самостоятельно поддерживать и развивать экономические и культурные отношения и заключать соответствующие соглашения с государствами, регионами и соответствующими международными организациями.
(11) За поддержание общественного порядка в Особом административном районе Гонконг будет отвечать правительство Особого административного района Гонконг.
(12) Вышеупомянутые основные направления политики Китайской Народной Республики в отношении Гонконга и их разработка в Приложении I к настоящей Совместной декларации будут предусмотрены Национальным народным конгрессом Китайской Народной Республики в Основном законе Специального административного района Гонконг Китайской Народной Республики, и они останутся неизменными в течение 50 лет.

О рок-музыке, патернализме и судьбах Китая. Часть 3. О собирании китайских земель.

Начну опять с песни группы Hanggai.



Пожалуй, не самая интересная песня в репертуаре Hanggai; просто приятная лирическая песня: «Тёплый вечер наполнен любовью; звёзды светят, как драгоценные камни; а я ничего не замечаю, кроме твоего горячего плеча, и сижу в бесконечном наслаждении! »
Только вот режет глаз её название: «Улаанбаатарын үдэш», «Улан-Баторский вечер»!
Спеть такое на китайском телешоу, на монгольском языке – всё равно что на какой-нибудь российской «соловьёвке» спеть на украинском языке «Як тебе не любити, Києве мій». Представляю, какая была бы реакция! А китайцы – искренне аплодируют и наслаждаются музыкой.
Напомню: нынешняя независимая Монголия отделилась от Китая после многовекового китайского владычества лишь в 1911 году, воспользовавшись вспыхнувшими в Китае смутами, переросшими в революцию: явная аналогия с отделением нынешней Украины от России. И своим более чем 100-летним независимым существованием Монголия являет собой классическую иллюстрацию тезиса о «малой стране»: «Если большое королевство хочет завоевать маленькую страну, к этому нет никаких препятствий: страна погибла. Но если и другая великая держава задумает то же самое, у жертвы появляется шанс на спасение. Две великие державы будут ревниво следить друг за другом, обезвреживать и нейтрализовывать друг друга, а находящаяся под угрозой страна избегнет опасности именно благодаря количеству своих врагов.» Монголия выжила лишь благодаря своему положению между Китаем и СССР.
Когда я слушал «Улаанбаатарын үдэш», умный и коварный Ютьюб предложил мне заодно послушать также и песню «乌兰巴托的夜» в исполнении певицы по имени 女神依曼 (Nǚshén Yīmàn) (хотя я не уверен, является ли 女神 («богиня») частью её имени или просто прозвищем, дарованным ей за красивый голос). Я послушал; и оказалось, что это всё те же самые «Улан-баторские вечера», но только уже на китайском языке!
Красивое исполнение, послушайте сами:



Поскольку певица мне понравилась, я попросил ютьюб осуществить контекстный поиск по имени 女神依曼; и меня вновь ждал очередной «когнитивный диссонанс»! Оказалось, что эта самая Nǚshén Yīmàn специализируется на исполнении песен, посвящённых разным китайским городам – Чэнду, Чанша и т.д. и т.п. И вдруг в их ряду – Улан-Батор!
Опять-таки представьте себе: идёт в Москве концерт, где публике рассказывают о разных русских городах: «На улицах Саратова», «Ах, Самара-городок», «Вологда-гда» и т.д. И вдруг в их ряду исполняют «Песню о Киеве»! Мне почему-то кажется, что наша публика, обработанная неистовой антиукраинской пропагандой, вряд ли сумеет понять и оценить.
* * *

Обратимся к истории возрождения Китая после победы маоистской революции.
1953 год – возвращена КВЖД
1955 год – возвращен Порт-Артур
1991 год – возвращен Даманский
1997 год – возвращен Гонконг
1999 год – возвращен Макао
На очереди – Тайвань. Учитывая, что очередная серия «прироста территорий» происходит примерно раз в 40 лет, то возвращение Тайваня следует ожидать, видимо, где-то в 2030-х годах. А дальше? Учитывая общий настрой на «восстановление справедливости» и возврат всех территорий, утраченных Китаем в ходе смут и революций, то к 2070-м годам следует ожидать «окончательного решения монгольского вопроса». А заодно, видимо, и дальневосточного.
Россия, утратив Украину, занимается тем, что неистово истерит, разжигая ненависть к братскому народу, столетиями проживавшему с нами в едином государстве. И тем самым, во-первых, всё дальше и дальше отталкивает Украину от себя, делая немыслимым новое воссоединение; а во-вторых, демонстрирует свою собственную слабость, истеричность и неадекватность, превращаясь в пугало для всего окружающего мира вообще.
Китай приучает народ к тому, что Монголия – это хорошо, что Улан-Батор – это красивый китайский город, что монгольские степи прекрасны и являются частью исконных китайских земель. И тем самым демонстрирует силу, спокойствие и уверенность. Мол, справедливость всё равно восторжествует. Куда вы денетесь? И к чему спешить? Всё решится тихо, спокойно, само собой. Что для Поднебесной какие-то лишние 50 лет на фоне многих тысячелетий её истории? Империи мыслят эпохами, а не годами. Но китайские земли будут вновь воссоединены, и избежать этого невозможно и немыслимо.
Просто разительный контраст с Россией. Такой, что просто жутко становится, на самом деле.