?

Log in

No account? Create an account

РАЗДУМЬЯ И НАБЛЮДЕНИЯ

В попытках объять необъятное...

Стиглиц-051
bigstonedragon
НЕДОПУСТИМОСТЬ ПЕРСОНАЛИЗАЦИИ ГОСУДАРСТВА


Теорема Эрроу имеет одно интересное и важное применение.
Мы часто слышим от людей выражения, подобные следующим: "государству следовало бы делать то-то и то-то...", "государство ответственно за...", "действия государства выглядят не соответствующими его действительной роли…" или "почему бы государству не выделить приоритеты и не действовать затем в соответствии с ними?"
Люди персонализируют государство, относятся к нему так, как если бы оно было неким индивидуумом. И хотя разумом все мы понимаем, что государство — это не один индивидуум, но выражаясь в обыденной речи так, как если бы оно всё же им было, мы часто начинаем ожидать, что государство и в самом деле должно действовать так, как если бы оно в действительности было разумным существом.
Но теорема невозможности Эрроу утверждает, что если в стране не установлен режим абсолютной власти единоличного диктатора, то мы не должны ожидать от государства действий той же степени сознательности и рациональности, каких мы вправе ожидать от наделенного разумом индивидуума.
В следующих главах мы будем часто говорить о "государстве". Но, говоря так, мы не стремимся к его персонификации, к рассмотрению его как одного индивидуума, к приписыванию ему большей мудрости, чем та, которую имеют составляющие его индивидуумы.
Отмеченные предостережения нужно постоянно помнить при чтении этой и следующих глав.

promo bigstonedragon january 5, 2014 03:46 36
Buy for 20 tokens
Ещё в сентябре yasnaya_luna «осалила» меня таким флэшмобом: рассказать 11 фактов о себе, ответить на 11 вопросов и задать другие 11 вопросов такому же количеству друзей. Труднее всего мне лично оказалось написать 11 фактов о себе. К тому же результат получился каким-то уж чересчур…

Стиглиц-052
bigstonedragon
ДВУХПАРТИЙНАЯ СИСТЕМА И МЕДИАННЫЙ ИЗБИРАТЕЛЬ


Мы отметали ранее, что на депутата, избранного налогоплательщиками в качестве своего представителя для принятия государственных решений, ложится лишь незначительная часть издержек, равно как и получает он лишь незначительную часть выгод от увеличения государственных расходов. Что говорит экономическая теория о его возможном голосовании? Естественно предположить, что политик стремится сохранить свое место и что, следовательно, он стремится максимизировать отдаваемые за него на выборах голоса, при условии, что позиция его соперника рассматривается как фиксированная.
То, как политик будет голосовать в Конгрессе, стремясь максимизировать отдаваемые за него на выборах голоса, легко представать следующий образом.
Предположим существование двух партий: R и D. Партия R берет позицию партии D как фиксированную. Сосредоточиваясь на одном вопросе — на уровне расходов, — обозначим через Gr позицию (т.е. уровень государственных расходов, защищаемый партией) партии R и через Gd — позицию партии D. Для каждого значения Gd существует оптимальная (т.е. максимизирующая голоса избирателей) позиция Gr.
Поскольку согласно гипотезе каждая партия стремится максимизировать отдаваемые за нее голоса, рассматривая позицию соперника как фиксированную, что будет делать каждая партия? Пусть Gm — предпочитаемый медианным избирателем уровень расходов. Предположим, что партия D выбирает Gd >> Gm. Тогда, если партия R занимает позицию между Gm и Gd, она получит голоса всех избирателей, которые предпочитают уровень расходов меньший либо равный Gm и некоторых избирателей, которые предпочитают незначительно превышающие этот уровень расходы. Таким образом, партия R получает больше 50% голосов и побеждает. В ответ партия D выберет позицию Gd между Gm и Gr, которая выигрывает но сравнению с Gr. Но тогда партия R изменяет свою позицию на (Gr между Gd и Gm. Процесс продолжается до тех пор, пока обе партии не займут одну и ту же позицию, а именно позицию медианного избирателя (Gm).


ДВУХПАРТИЙНАЯ СИСТЕМА.
Если обе партии при такой системе пытаются максимизировать свои голоса, принимая положение противника за фиксированное, обе партии при равновесии согласятся с позицией медианного избирателя.



Результат согласуется с широко распространенным утверждением, что при двухпартийной системе у избирателя не остается выбора: обе партии занимают "центристскую" позицию. Это именно то, что предсказывает теория.
Существуют, однако, некоторые важные ограничения теории, которые нужно помнить. Во-первых, мы отметили ранее, что в целом при голосований простым большинством равновесие может не существовать. Оно наблюдается, если индивидуумы имеют предпочтения с одним максимумом. В логике предшествующего изложения для этого необходимо, чтобы мы могли бы классифицировать проблемы в одном измерении, например, консервативно-либеральном. Если, однако, существует множество измерений — некоторые люди являются либералами в некоторых вопросах и консерваторами в других — тогда медианный избиратель четко не определен, и в политическом процессе может не существовать равновесия.
Во-вторых, мы игнорировали вопросы стоимости участия в политическом процессе. Существуют издержки, связанные с активным вовлечением в политический процесс. Что касается избирателя, то это издержки приобретения информации и издержки на голосование. Эти издержки достаточно высоки относительно получаемых выгод, которые незначительно увеличивают благосостояние, делая минее привлекательным участие в голосовании, и эти издержки имеют существенное влияние на активность избирателей. В частности, избиратели, чьи предпочтения близки к средним, имеют мало стимулов быть политически активными, особенно если они полагают, что политический процесс в любом случае отразит их предпочтения. Таким образом, он может заинтересовать тех, кто более решителен в стремлении переместить свою партию дальше от центра. Такая тенденция к увеличению политической активности на противоположных полюсах политического спектра частично перекрывает центростремительные тенденции, отмеченные ранее.

Стиглиц-053
bigstonedragon
ПОЧЕМУ ЛЮДИ ГОЛОСУЮТ?


В предыдущем параграфе мы показали, что для индивидуумов, чьи доходы близка к доходам медианного избирателя, имеется мало стимулов к участию в политическом процессе. Мы видим, что при многих выборах процент участия в голосовании низок, и этот процент зависит от таких случайных изменений, как изменения в погоде. Причина этого, как мы отметили, в том, что выгода от голосования низка, — влияние участия в голосовании на его результаты невелико. Альтернативы могут так мало различаться, или могут быть сформулированы таким образом, что результат будет не связан с голосованием, и хотя для избирателя издержки от участия в выборах сравнительно низки, они вовсе не малы в сравнении с выгодами от него. Действительно, при полностью рациональном подсчете никто, не будет голосовать: вероятность того, что индивидуальный голос повлияет на результат (так как в большинстве случаев избирателя беспокоит только то, выиграет или проиграет его кандидат, а не убедительность выигрыша или проигрыша), близка к нулю. И всё же люди голосуют: так, на президентских выборах в США начиная с 1932 г. голосовало от 51 до 63% имеющих право голоса. На выборах представителей в конгресс участие несколько ниже (от 33 до 59%) (Statistical Abstract, 1987, p.243). И только на местных выборах часто голосует менее 10% избирателей.
Этот парадокс можно разрешить, если предположить, что само участие в политическом процессе является одной из потребностей людей, и что люди получают удовлетворение от самого процесса голосования или, более широко, от участия в политическом процессе.
Более того, иногда политическая активность людей рассматривается в более широком контексте альтруистического поведения, примеры которого мы видим, когда люди отдают деньги на благотворительность, или тратят значительные время и энергию на приобщение своих детей к понятиям гражданской ответственности, и среди них — к воспитанию обязанности быть информированным избирателем.
Те же самые соображения предполагают, что, когда индивид голосует, он может не действовать в узко понимаемом эгоистическом интересе, как мы предполагали при нашем рассмотрении вопроса до сих пор. Люди могут голосовать, например, для того, чтобы закрыть некоторые лазейки в системе подоходного налогообложения, потому что это могло бы привести к более справедливому распределению налогового бремени, даже если их персональные налоговые обязательства при этом увеличиваются.

Стиглиц-054
bigstonedragon
ВЫБОРЫ И ГРУППЫ СО СПЕЦИАЛЬНЫМИ ИНТЕРЕСАМИ. ЛОББИЗМ


Модели, которые мы рассмотрели в предыдущих параграфах, предполагали, что все люди хорошо информированы о последствиях всех принимаемых во внимание альтернатив, все люди голосуют и отдают свои голоса на основе того воздействия, которое каждая альтернатива оказывает на их собственное (частное) благосостояние.
Многие полагают, что это не дает адекватного объяснения политического процесса. Хотя по конституции каждый человек имеет один голос, в реальной жизни результаты политического процесса отражают не распределение голосов избирателей, а политическую силу групп со специальными интересами (лоббистов).
Оценка справедливости этих точек зрения находится за пределами нашего нынешнего рассмотрения. Мы ограничимся пока что более узким блоком вопросов, а именно: какими качествами, с точки зрения экономической теории, обладают группы со специальными интересами, которые позволяют этим группам эффективно воздействовать на политический процесс? И если воздействие этих групп на политический процесс действительно эффективно, то как это увязывается с тем фактом, что в рамках политического процесса каждый индивид в США имеет только один голос?
Во-первых, мы отметили ранее, что люди имеют мало стимулов голосовать или становиться информированными по вопросам голосования. Низкий процент участия в выборах свидетельствует о том, что при голосовании в рамках политического процесса важное значение приобретает «проблема безбилетников».
В то же самое время следовало бы отметить, что «проблема безбилетников» может быть не настолько серьёзной для малых групп, как для больших. То есть, легче сформировать малочисленную группу со специальными интересами сталепроизводителей, для того чтобы постараться убедить конгресс ограничить импорт стали, чем сформировать более широкую группу потребителей стали, кто мог бы противостоять принятию таких ограничений: потенциальный выигрыш каждого отдельного производителя стали больше, чем потенциальные потери каждого отдельного потребителя, хотя совокупный выигрыш производителей может в действительности быть меньшим, чем совокупный проигрыш потребителей.
Благодаря своей заинтересованности, группы со специальными интересами могут стремиться понизить издержки голосования и приобретения информации, особенно для тех избирателей, которые вероятнее всего их поддержат. Они осуществляют это, делая информацию доступной (конечно, ту информацию, которая совладает с их собственной точкой зрения), и часто прямо помогают в обеспечении транспортом, заботе о детях и т.д. в день голосования.
Во-вторых, мы отметили трудность получения политиками достоверной информации о предпочтениях их избирателей. Не существует такого же простого механизма выявления спроса на общественные блага, какой существует для частных благ. Группы со специальными интересами стремятся к тому, чтобы обеспечить политиков такой информацией. Политикам может не хватить технической информации, требуемой для принятия квалифицированных политических решений, например, они могут не знать о последствиях импорта дешевой зарубежной стали. Группы со специальными интересами имеют первоисточник информации, и именно через обеспечение информацией они реализуют свое влияние.
Третий механизм заключается в прямом и косвенном подкупе политиков. Прямой подкуп встречается нечасто, по крайней мере, из анализа практики отправления правосудия в США. (Вероятнее всего, это связано не столько с пуританизмом наших политиков, сколько с издержками по выявлению подобных случаев.) Но косвенный подкуп тоже важен: группы со специальными интересами обеспечивают поддержку в финансовой и в других формах тех политиков, которые поддерживают их интересы.

Стиглиц-055
bigstonedragon
ПОЛИТИК-АЛЬТРУИСТ?


Альтернативная точка зрения, о которой мы уже упомянули, рассматривая мотивы, побуждающие людей участвовать в выборах, предполагает, что многие политики не преследуют своих эгоистических интересов, как мы предполагали на протяжении предыдущего изложения. Подобно тому как люди альтруистично ведут себя в качестве рядовых граждан, проявляют милосердие и занимаются благотворительностью, точно так же они ведут себя и в качестве политических деятелей, избранных депутатов, должностных лиц.
Хотя в этом "неэкономическом" взгляде есть доля истины, должны быть сделаны три уточнения.
Во-первых, теория голосования большинством говорит нам, что не существует достаточно эффективных механизмов, позволяющих политику судить о реальных предпочтениях его избирателей. Результаты политического процесса во многом определяются некоторым видением общественного интереса со стороны самого политического лидера. Действительно, именно очевидная непредсказуемость политических лидеров (якобы в интересах общественности) привела А.Смита к утверждению, что лучший способ служения общественным интересам — в преследовании индивидами своих собственных интересов. К сожалению, хотя "невидимая рука" А.Смита может хорошо работать применительно к большинству частных благ, она не будет хорошо работать применительно к общественным благам.
Во-вторых, существует проблема выбора, осуществляемого избирателями между бескорыстными и небескорыстными кандидатами, поскольку далеко не все стремящиеся к государственной должности являются людьми бескорыстными. Если избиратели полагают, что лучше быть "бескорыстным" государственным деятелем, чем эгоистичным политиком, тогда эгоистичные политики будут стремиться походить на "бескорыстных" государственных деятелей. Как избиратель должен поступать на основе ограниченной информации, которая доступна ему в обычном случае?
В-третьих, существуют те, кто утверждает, что в реальности вообще не встречается незаинтересованное поведение при реализации общественных интересов, или по крайней мере, такое редко встречающееся поведение не может быть основой для адекватной теории общественного сектора. Даже если политики и не действуют в своих собственных интересах, они действуют в своих "классовых интересах", в интересах тех, с кем они связаны в своей жизни. Причем часто они в действительности не осознают подобного характера своих действий.
Мы не можем полноценную оценку справедливости этих альтернативных позиций. В каждой из них, тем не менее, есть некоторая доля истины: многие политики, несомненно, действуют в эгоистических интересах, и рассмотренная здесь простая модель максимизации для избирателя обеспечивает некоторое понимание поведения такого политика. Не все политики, однако, сознательно действуют в своих интересах; некоторые, несомненно, верят, что они поступают ради общего блага. Но не ясно, что это значит, т.е. какая интерпретация должна быть дана "действующему ради общего блага", когда нет единства в понимании общих интересов и не существует (согласно теореме невозможности Эрроу) простого способа сознательного согласования этих различий. Ясно только то, что многие функционеры, от которых требовались действия в общих интересах, подсознательно защищали и способствовали проведению политики, которая позднее оказывалась, по признанию большинства наблюдателей, не соответствующей общим интересам.