?

Log in

No account? Create an account

РАЗДУМЬЯ И НАБЛЮДЕНИЯ

В попытках объять необъятное...

Кольцо нибелунга. Вечер второй. "Зигфрид"
bigstonedragon
ВЕЧЕР ВТОРОЙ. «ЗИГФРИД».

Музыка Вагнера явно опередила свое время. Музыка наших великих композиторов ХХ века – Прокофьева и Шостаковича – хронологически явно должна была предшествовать Вагнеру. Если бы в моем «арсенале» не было уже «Ромео и Джульетты» - величайшего балета всех времен и народов – не было бы струнных квартетов и фортепианного трио Шостаковича, его 16-й симфонии, - вряд ли столь легко запал в душу Вагнер.
Поймал себя на том, что слушая арию Зигфрида, раздувающего горн, чтобы перековать Нотунг, воображаю себе, как органично прозвучала бы эта тема со сцены рок-клуба в исполнении Лакримозы.
Удивительно современный все-таки композитор.
Эх, надо было Вагнеру все же на 100 лет позже родиться!
Хотя, с другой стороны, а где бы он сейчас таких спонсоров нашел, как король Людвиг?
А вот вам, кстати, и к вопросу о «сверхчеловеческом» в музыке – Вагнер-то, похоже, на то и рассчитывал – вот вам, нате, смотрите, вот он, сверхчеловек, герой Зигфрид! :-)
Честно говоря, даже несколько обидно. Была такая «тонкая материя», идея, за обнаружение которой даже и собой можно было погордиться, и вдруг – оп-па! Явлена вам, что называется, «весомо, грубо, зримо», попросту воплощенная в образе главного героя.
Зигфрид для людей Х1Х века должен был являться ИМХО подлинным потрясением. Гопник этакий, Иван-дурак по-немецки. Святая простота, она же «Сила есть – ума не надо». Или, если сериал про Алладина вспомнить: «У нас нет повода драться!» -- «Есть! Мне твоя рожа не нравится!!»
Тут уж приходится говорить не о музыкальных только талантах Вагнера, но и о его смелости как либреттиста. Явить изнеженным зрителям Х1Х века такую «белокурую бестию»! Первое же появление Зигфрида: «Вот, протрубил я в лесу в рог, думал, друг придет, а пришел медведь!» -- «А зачем же ты этого медведя сюда-то притащил?! Отпусти его немедленно!»
И во втором акте: «Протрублю-ка я еще раз в рог. Первый раз волк пришел, второй раз – медведь. Может, в третий раз все же друг придет?» Вылезает дракон, злой, заспанный, разбуженный рогом Зигфрида. «Однако! Я все же рассчитывал, что кто-нибудь посимпатичнее явится!»
Третий акт. Встреча с Вотаном: «Это ты дракона убил?» -- «Да, но я не виноват! Он сам первый дразниться начал!»
Пробужденная Брунхильда ведет перед Зигфридом возвышенные речи. «Да, поешь ты, конечно, здорово, но что-то я ни-че-го не понял. Скажи лучше прямо – будешь моей или нет?» -- «Я буду твоей целую вечность!» -- «Вечтость – это, конечно, здорово. Ну, а как насчет СЕГОДНЯ?»
Такая вот получилась повесть о любви гопника и гота (готтессы).
Брунгильда получилась у Мариинки зачодная. :-) Именно что валькирия – молодая, могучая (оперная комплекция тут как раз к месту пришлась!) – и в то же время стройная и симпатичная. Голос звучный и красивый. Импозантное черное платье, развевающееся на ходу, черные кожаные сапоги, энергичная походка – истинная дева-воительница!
И Зигфрид – ну, просто милашка! :-) Какой-то молодой украинец (первое выступление!), играл от души, с удовольствием, эмоционально, явно наслаждаясь и действом, и пением.
В общем, вечер удался!
Хотя «Зигфрид», конечно, весьма необычен даже для Вагнера. Стремительное действие, неожиданные герои… Не похоже даже на «Валькирию» с «Золотом Рейна», не говоря уж о «Парсифале» и «Тристане с Изольдой».
Посмотрим, посмотрим, какой-то окажется «Гибель богов»…

promo bigstonedragon january 5, 2014 03:46 36
Buy for 20 tokens
Ещё в сентябре yasnaya_luna «осалила» меня таким флэшмобом: рассказать 11 фактов о себе, ответить на 11 вопросов и задать другие 11 вопросов такому же количеству друзей. Труднее всего мне лично оказалось написать 11 фактов о себе. К тому же результат получился каким-то уж чересчур…

ТОЛСТОЙ И ВАГНЕР
bigstonedragon
ТОЛСТОЙ И ВАГНЕР

Прослышал тут, что Лев Николаич жуть как невзлюбил Вагнера и что-то там даже понаписал по этому поводу. Решил проверить, благо там у родителей 22 тома его сочинений стоят. Издание хорошее, по указателю фамилий практически сразу нашел нужное. И – разочаровался жутко.
Я ожидал хорошей дискуссии о Высоких Идейных Материях. А вышло что-то вроде описанного в предыдущем посте диалога Зигфрида с Брунгильдой.
Все претензии Льва Николаича свелись, по сути дела, к форме произведения, но не к содержанию. Обидно. Ну, вот, к примеру, характерный пассаж:
«…На сцене, среди декорации, долженствующей изображать пещеру в скале, перед каким-то предметом, долженствующим изображать кузнечное устройство, сидел наряженный в трико и в плаще из шкур, в парике, с накладной бородой, актер, с белыми, слабыми, нерабочими руками, и бил молотом, каких никогда не бывает, по мечу, каких совсем не может быть, и при этом, странно раскрывая рот, пел что-то, чего нельзя было понять. Музыка разных инструментов сопутствовала этим странным испускаемым им звукам. … Музыка перебирала что-то странное, какие-то начала чего-то, которые не продолжались и ничем не кончались. Мелодии ни одной, а все время только переплетение лейтмотивов…
От автора, который может сочинять такие, режущие ножами эстетическое чувство, фальшивые сцены, ждать ничего уже нельзя; смело можно решить, что все, что напишет такой автор, будет дурно. Я хотел уходить, но друзья просили меня остаться – и я остался на второй акт.
…Вотан будит дракона. Дракона представляют два человека, одетые в зеленую шкуру вроде чешуи, с одной стороны машущие хвостом, с другой открывающие приделанную, вроде крокодиловой, пасть, из которой вылетает огонь от электрической лампочки.
[А я то все думал – как же изображали все эти «спецэффкты» в 19 веке!] Дракон, долженствующий быть страшным и, вероятно, могущий показаться таковым пятилетним детям, ревущим басом произносит какие-то слова.
Все это глупо, балаганно, так что удивляешься, как могут люди старше семи лет серьезно присутствовать при этом…Больше я уже не мог выдержать и выбежал из театра с чувством отвращения, которое и теперь не могу забыть»


М-да… Не ожидал я такого от Льва Николаича. А он еще и идеологическую базу подо все подводит:
«…Слушая оперу, я невольно представлял себе почтенного, умного, грамотного деревенского рабочего человека и воображал себе то ужасное недоумение, в которое пришел бы такой человек, если бы ему показали то, что я увидел в этот вечер. Что бы он подумал, если б узнал все те труды, которые положены на это представление, и видел бы эту публику, тех сильных мира сего, которые битых шесть часов сидят молча, внимательно слушая и глядя на все эти глупости… Трудно представить себе даже и ребенка старше семи лет, который мог бы заняться этой глупой, нескладной сказкой. Но публика, считающая себя просвещенной, не только может без возмущения присутствовать при этой глупой фальши, но может еще и восхищаться ею. …
Тут дело не в искусстве, а в гипнотизации. … Посидите в темноте в течение четырех дней в сообществе не совсем нормальных людей, подвергая свой мозг самому сильному на него воздействию через слуховые нервы самых рассчитанных на раздражение мозга звуков, и вы наверное придете в ненормальное состояние и придете в восхищение от нелепицы… И вот бессмысленное, грубое, фальшивое произведение, не имеющее ничего общего с искусством, благодаря мастерству подделки обходит весь мир, стоит миллионы своей постановкой и все более и более извращает вкусы людей высших классов и их понятие о том, что есть искусство».


Ни убавить, ни прибавить.
Единственное, что меня в этом заинтересовало, - это то, какой, оказывается, успех имел Вагнер, причем не только в Германии, но даже и в России.
Тоже пища для размышлений :-)

Цитировано по изданию: Л.Н.Толстой. Собрание сочинений. В 22-х т. Т.15. - М.: Худож.лит., 1983 – стр. 147-157