February 27th, 2008

Русские "бесы": большие и мелкие

Ну вот, не прошло и месяца, как удосужился таки написать еще кусок впечатлений от "Мелкого беса" и "Петербурга" (начало - http://bigstonedragon.livejournal.com/242953.html)
Название романа Сологуба нарочито полемически перекликается с названием знаменитого опуса Достоевского. Там – монументальные «Бесы», здесь – один «Бес», да и тот «мелкий».
Но! Этим, пожалуй, сравнительные «преимущества» романа Достоевского ИМХО и исчерпываются.
Collapse )
promo bigstonedragon january 5, 2014 03:46 36
Buy for 20 tokens
Ещё в сентябре yasnaya_luna «осалила» меня таким флэшмобом: рассказать 11 фактов о себе, ответить на 11 вопросов и задать другие 11 вопросов такому же количеству друзей. Труднее всего мне лично оказалось написать 11 фактов о себе. К тому же результат получился каким-то уж чересчур…

Русские "бесы": большие и мелкие (продолжение)

Роман Достоевского полон жутких сцен, полон горя и смерти. Но все совершенные злодейства и убийства ВСЕМИ – и читателями, и героями романа, включая самих «бесов» - воспринимаются именно как злодейства и убийства, возможно, оправданные конечной Высокой Целью, благородной и благостной.
В такой ситуации даже одна-единственная смерть – случайная, напрасная, жестокая и бессмысленная смерть Лизы – настолько потрясает, что ставит под сомнение весь Великий Замысел.
Прочитав «Бесов», совершенно невозможно понять, как же получилось, что Красное Колесо не только не было остановлено этой смертью, но спустя каких-то 30-40 лет начало перемалывать жизни людские уже не единицами, и даже не тысячами, но миллионами.
Достоевский не мог такого себе представить. Он даже в «бесах» видел прежде всего Людей. Равно как и другие великие русские писатели 19 века. И при таком взгляде остается совершенно непонятным, откуда же берутся «русские бунты, бессмысленные и беспощадные». Что за «загадка русской души» их порождает?
Литература 19 века не дает ответа. Она остается «страшно далека от народа».
Предугадать очередной виток кровавых «русских бунтов», увидеть, откуда берутся они, смогли лишь на заре нового, 20-го века Сологуб и Белый.