?

Log in

No account? Create an account

РАЗДУМЬЯ И НАБЛЮДЕНИЯ

В попытках объять необъятное...

Previous Entry Share Next Entry
Легионы огня 3-2-16
bigstonedragon

--------- Глава 16 ---------



Дэвид вновь попытался разорвать путы, его лицо исказилось яростью. Для Деленн, следившей за ним из другого конца комнаты, требовались вся ее сила и самообладание, чтобы не позволить горю взять верх над собой. Ведь эти чудовища, возможно, все время наблюдают за ней, используя тот страшный глаз, который сидел, не мигая, на плече ее сына, возле основания его шеи.
Дэвид лежал голым по пояс, и у него не было абсолютно никаких шансов разорвать путы, удерживающие его в кресле. Но это не останавливало его не прекращавшихся усилий освободиться.
Страж оставался недвижим, но именно он управлял сейчас всеми действиями Дэвида. Деленн была в этом уверена.
Целый консилиум лучших минбарских докторов и ученых, имевших хоть какое-то отношение к медицине, изучал ситуацию под всеми возможными углами. Это были лучшие специалисты из всех, кого мог предложить Минбар. И все же Деленн доверяла больше всего не им, представителям одной с нею расы, а человеку, рядом с которым стоял сейчас Джон Шеридан, человеку, который только что закончил осмотр Дэвида – человеку, медицинский опыт которого Деленн ценила больше, чем чей бы то ни было.
- Ну, что думаешь, Стивен? – спросил Шеридан.
Какой бы отчаянной ни оказывалась ситуация, Стивен Франклин никогда не позволял себе поступать опрометчиво и поспешно. Он поднял руку, чтобы утихомирить Шеридана, заканчивая изучение представленных ему бумаг.
Деленн еще раз взглянула на сына, и сердце у нее ныло от сознания собственного бессилия. Она так хотела помочь ему, но знала, что если кто-то и в состоянии оказать ему помощь, то не она, а доктор Стивен Франклин. Ведь, в конце концов, Дэвид по-своему уникальный юноша: лишь внешне он похож на человека, но в его организме присутствуют и Минбарские корни. А теперь с ним срослось еще и существо, порожденное адскими технологиями Теней и Дракхов.
Знания Франклина охватывали все эти области. Он стал экспертом по физиологии Минбарцев еще в те времена, когда Минбарцы с усердием занимались попыткой истребить Землян. Он оказался в самом пекле Войны Теней, а его детальные исследования достижений Дракхов во времена борьбы с Великой Чумой позволили ему заглянуть далеко вглубь достижений био-органических технологий этой коварной расы.
- Если кто-нибудь и сможет помочь, так только он.
Тихий голос, озвучивший ее собственные мысли, прозвучал буквально под ухом у Деленн, и несколько напугал ее. Она резко обернулась и не смогла сдержать вздох облегчения, увидев перед собой Майкла Гарибальди. Судя по его виду, вряд ли он спал с тех пор, как Дэвида доставили на Минбар с Примы Центавра. В те периоды, когда ему не приходилось утешать или оказывать моральную поддержку Деленн и Шеридану, он сидел рядом с Дэвидом, пытаясь достучаться до мальчика, помочь ему, словно считал, что сможет вырвать парня из-под власти Дракхов одной только силой своей воли. Он бодрствовал уже так давно, что Шеридан лично пригрозил оглушить его, дабы убедиться, что Гарибальди хоть ненадолго отключился от действительности. С явной неохотой Гарибальди улегся в постель, пообещав, что будет спать, пока полностью не восстановит свои силы. Это обещание было дано ровно сорок семь минут назад, но Деленн не смогла найти в себе воли поругаться за это на Майкла.
- Я знаю, - сказала она мягко, потрепав его по щеке. Трехдневная щетина Гарибальди была весьма колючей.
Шеридан начал было опять спрашивать «Ну…?», едва ли не чисто рефлексивно, но в последний момент с видимым усилием остановил себя и продолжал ждать молча.
Что касается Дэвида, то он ничего не сказал, впрочем, он не говорил ничего уже довольно давно. Возможно, тварь просто каким-то образом заблокировала его речевой центр в мозгу. Впрочем, за это Деленн была ей едва ли не благодарна. Что, если Страж сумел настолько подменить его личность, что Дэвид начал бы изрыгать родителям проклятия и обвинения, словно одержимый демоном? Или, и того хуже… что, если его личность была просто порабощена, и он начал бы взывать к матери о помощи? Перспектива стоять здесь, и слышать мольбы Дэвида, не имея права поддаться им... это было бы просто невозможно вынести.
Франклин наконец поднял взгляд от своих бумаг и кивком головы указал, что им следует посовещаться за пределами комнаты. Они вышли, Деленн замешкалась чуть дольше других и в дверях бросила еще один последний, печальный взгляд на своего сына. Трудно было сказать, обратил ли он вообще внимание на это.
- Слушайте, - медленно начал Франклин. – Должен признаться, что мое самолюбие тешит, когда я могу прийти, с одного взгляда оценить ситуацию и сказать, что вот он, простой ответ, которого никто кроме меня не смог заметить. Но в данном случае это не так. Эта тварь похожа… на паразита, который буквально въелся в Дэвида на неврологическом базисе. И к тому же это случилось не за одну ночь. Этот… Страж, так, вы говорите, он называется? - Шеридан кивнул. – Страж, насколько я смог понять, установил психическую связь с Дэвидом уже много лет назад. Поскольку он связался с мальчиком в таком раннем возрасте, у Стража была возможность врасти в его душу и тело гораздо более глубоко и всесторонне, чем могло бы у него получиться со взрослым. Насколько я понимаю, он оказывал своего рода влияние на Дэвида на каком-то глубинном уровне с самого момента рождения.
Деленн приглушенно всхлипнула, но сумела тут же одернуть себя. Поддаться горестным чувствам в нынешний момент не пошло бы на пользу ничему. Вместо этого она отдалась той пылающей холодным огнем ярости, которую она испытывала к монстрам, сотворившим подобное с ее сыном.
- Усики, выпущенные этой тварью, вросли в организм Дэвида и сплелись с его нервами, - продолжал Франклин. – Если мы попытаемся удалить их хирургически, это будет примерно то же самое, что пытаться разрезать его центральную нервную систему электропилой.
- Можно попробовать усыпить его, - предложила Деленн. – Лондо сказал нам, что алкоголь притуплял бдительность Стража.
- Вот именно, притуплял, но не избавлял от нее. Если его жизнь окажется под угрозой, то неважно, насколько Страж невменяем, он все равно начнет биться, чтобы спастись, и полем битвы окажется Дэвид. Все шансы за то, что Дэвид сумеет выжить в этой битве лишь ценой потери собственной личности. Его нервная система и мозг окажутся настолько повреждены, что то, что останется, Дэвидом на самом деле уже и не будет.
- Но ведь должен быть какой-то выход.
Франклин набрал полную грудь воздуха.
- Насколько я могу судить – основываясь на записях мозговых волн Стража – он черпает, можно так сказать, силу и волю от источника своего происхождения.
- От источника своего происхождения? – недоуменно повторил Гарибальди.
Но Деленн мгновенно поняла.
- От Дракха, создавшего его.
- Создавшего его, вскормившего его, поддержавшего его… Описывать можно по-разному, - согласился Франклин. – Дракх, кем бы он ни был и где бы он ни был, это, если можно так сказать, фундамент Стража. И как рушится любой дом, у которого исчезнет фундамент, так распадется и Страж, если погибнет его Дракх.
- Нет ли способа создать что-то вроде защитного экрана, чтобы Страж потерял возможность осуществлять контакт со своим Дракхом? – спросил Шеридан.
Франклин покачал головой.
- Даже если бы мы и сумели создать такой экран, это лишь послужило бы толчком к срабатыванию механизмов самозащиты у Стража, и опять-таки пострадал бы в результате Дэвид. Единственное, что я могу предложить, это отыскать способ оборвать сигнал с другого конца, от источника происхождения Стража.
- Иными словами, мы должны отыскать Дракха, который создал этого Стража… и убить его, - мрачно сказал Шеридан.
- Ну, в сущности… именно так.
- Во имя Валена, как же мы сумеем сделать это? – требовательно спросила Деленн.
- Хотел бы я что-нибудь подсказать вам… но увы, не могу.

Гарибальди медленно подошел к Дэвиду. Решимость того бороться с путами казалась бесконечной. Пока он бодрствовал, то ни на минуту не прекращал усилий; и только засыпая, приостанавливал свою борьбу, а засыпал он лишь тогда, когда настолько исчерпывал свои силы, что просто не мог уже пошевелиться.
Гарибальди сконцентрировал все свое внимание на Страже, глядя прямо в его ужасный глаз.
- Кто бы ты ни был… Где бы ты ни был, - сосредоточенно сказал он, - если ты видишь меня… если ты каким-то образом, все равно каким, чувствуешь меня… Я заявляю тебе прямо сейчас: я тебя найду. И когда я найду тебя, единственное, в чем тебе может повезти, так это в том, что смерть твоя окажется быстрой и легкой. Верь мне: я настроен растянуть ее подольше. Чтобы ты смог прочувствовать каждую секунду своей агонии, пока это будет возможно. И все же я не хочу ни на одно лишнее мгновение продлевать мучения мальчика. Ты это усек, заразный кусок дерьма? Я… иду… за тобой.
Похоже, Стража нисколько не смутила подобная перспектива.

Обед в этот вечер прошел, мягко говоря, в не слишком праздничной атмосфере. Вир и Сенна присоединились к Деленн, Шеридану, Франклину и Гарибальди за столом, на котором было более чем достаточно еды, чтобы насытить каждого. К несчастью, большая часть ее так и осталась не съеденной, поскольку, похоже, ни один из них не испытывал особого голода.
Франклин быстро и сжато передал двоим центаврианам то, о чем он уже успел рассказать остальным. Вир, похоже, вовсе не был шокирован услышанным.
- Не могу сказать, что я сильно удивлен, - сказал он. – Вы же знаете, в каком состоянии я нашел Г’Кара и Лондо…
- Вцепившихся руками в горло друг другу, - мрачно сказал Шеридан.
- Я исключаю… абсолютно исключаю… какую бы то ни было вероятность того, что Лондо пытался убить Г’Кара по своей собственной воле. Он лишь хотел обеспечить вам двоим возможность спастись, и готов был ради этого пожертвовать своей собственной жизнью. И любое сопротивление, которое он при этом оказал Г’Кару, лежит целиком на совести Стража.
- И ты полагаешь, что раз так, то мы должны лучше относиться к этому парню? – требовательно спросил Гарибальди.
- Майкл… - попытался одернуть его Шеридан.
Но Гарибальди не слушал. Он отложил в сторону вилку, которую вот уже двадцать минут держал в руках, собираясь что-нибудь все-таки взять в рот, и склонился вперед.
- Ты сидишь здесь и пытаешься доказать мне, что несмотря на вину за смерть миллионов, которая легла на него еще задолго до того, как его подцепили на свой крючок Дракхи, - после этого мы должны жалеть несчастного Лондо Моллари и гордиться им, поскольку он пожертвовал собой для спасения троих людей? Пусть даже таких троих, ради которых я готов был бы ад переползти по битому стеклу, только чтобы спасти их – но все равно, ведь всего лишь троих? Это что, может хоть как-то уравнять счет?
- Нет, - тихо ответил Вир.
- Тогда и не пытайся слепить из него кого-то наподобие великого героя, или по крайней мере не пытайся делать это в моем присутствии.
Деленн подумала, что когда-то в прежние времена, жесткость и яростный напор высказываний Гарибальди запугали бы Вира. Но сейчас, выслушав их, он казался всего лишь слегка уставшим, и ответил так:
- Знаете ли, Мистер Гарибальди… Лондо был прямо-таки зачарован Землей и ее обитателями. Он хватался за любую возможность помочь вам. Проворачивал закулисные махинации, полезные для вас, но такие, о которых ваши люди никогда ничего не знали. Он мог не отрываясь читать о культуре Земли, и никогда не уставал от этого чтения, постоянно раздумывал, постоянно пытался понять. Я однажды поинтересовался у него, почему он настолько увлечен всем, что связано с вами, но ему так и не удалось найти удовлетворительного ответа. Но знаете что? Мне кажется, я этот ответ знаю. Я думаю, что во многом… он был ближе по духу к любому из вас, чем к кому бы то ни было из нас. У него было ясное видение того, чего он хочет добиться, и на любой ступени его карьеры это видение превышало его возможности. Но он никогда не прекращал попыток добиться своего, несмотря на такие черты своего характера, которые постоянно тянули его вниз. Лондо Моллари не был героем, Мистер Гарибальди. Но он был… Он просто был человеком.
Долго тянулось молчание, и, наконец, к Виру обратился Шеридан.
- Хорошо сказано, - произнес он.
Гарибальди вытаращил глаза.
- Иногда я просто перестаю улавливать, о чем вы говорите, ребята.
- Не стоит об этом тревожиться, сэр, - взяла слово Сенна. – Я тоже совсем не “улавливаю” ни одного из вас. И к тому же говорю скорее как некий внешний наблюдатель. Но то, что я вижу, - она обвела взглядом всех собравшихся за столом и улыбнулась, - Я вижу, что здесь собрались исключительно люди, которые искренне хотели бы с приязнью относиться друг к другу… Но пройдя через столько испытаний, просто боятся теперь, хватит ли у них на это душевных сил.
- Вир, ты привел сюда очень наблюдательную молодую даму, - заметила Деленн. – Смотри, не дай ей зайти слишком далеко.
- Спасибо, - сказал Вир. – Конечно, слишком далеко я ей зайти не дам. Ох… Кстати, Сенна, ты взяла с собой рисунки?
- Рисунки? – спросил Шеридан.
- Сенна была очень занята, - сказал Вир таким тоном, будто пытался пояснить, что имеется в виду. – У нее оказалось столько нераскрытых талантов.
Сенна развернула несколько больших листов бумаги и вручила их Гарибальди. Он старался остаться суровым и непреклонным, но не смотря на все старания, не мог не поднять в изумлении брови, увидев эти рисунки.
- Я бы сказал, что это Лондо и Г’Кар, - отметил он. – Мне нравится, как они стоят здесь, спинами друг к другу. Выглядит символично.
- Это пока лишь грубый набросок, - сказала Сенна.
- А что это за пространство между ними?
- Это город. Я же говорю, что это лишь грубый набросок.
- Город? – и тут он понял. – Так это статуи. Набросок для статуй. Мой Бог, они же прямо-таки колоссальные.
- Статуи? – Шеридан наклонился ближе к Гарибальди, чтобы лучше видеть. Так же поступила и Деленн. Франклин поднялся и обошел вокруг стола, чтобы посмотреть, чем же это все так заинтересовались. – Ты раздумываешь о том, не соорудить ли монумент в память Лондо и Г’Кара?
Вир кивнул.
- У противоположных ворот главного города. Часть работ по возрождению Примы Центавра. – Он покачал головой. – Трудно поверить. Кажется, только вчера мы начали отстраиваться заново после атак Альянса. А теперь мы обращаемся к этому же Альянсу с просьбой помочь нам восстать из пепла еще раз.
- Альянс придет к вам на помощь, - заверил его Шеридан. – Уж это-то я могу тебе обещать. А что касается статуй… - Он покачал головой и указал на рисунки. – Если бы двадцать лет назад мне сказали, что на Приме Центавра возведут памятник Г’Кару… Да вообще любому Нарну, если уж на то пошло… Прямо на границе столичного города…
- Весьма примечательная концепция, - сказала Деленн. Теперь рисунки Сенны приняла в свои руки она. – Но вот что меня удивляет. Почему оба они смотрят в сторону от города? Такое впечатление, что они повернулись спиной к народу Центавра…
- Нет, Деленн, вовсе нет, - объяснил Гарибальди. – Мне, старому боевому коню, замысел вполне ясен: они стоят на страже. И нельзя стоять на страже, повернувшись к своим врагам спинами.
- Совершенно верно, - сказала Сенна. – Хотя в этом скрыто и еще кое-что. Дело в том, что Лондо… - похоже, Сенна знала, что она хочет сказать, но никак не могла подобрать подходящих слов.
Вместо нее это сделал Вир.
- Лондо у нас смотрит прочь от столицы, в которой он прожил так долго… Панораму которой он наблюдал из своего тронного зала так долго… что ничего другого, кроме этого города, он уже и не видел. У него не было возможности приглядеться к тому, куда приведут его решения в долгосрочной перспективе, потому что он все время был ослеплен сиюминутными результатами принятых им дурных решений.
- И потому, - подхватила Сенна, - мы расположили его так, как, по нашему мнению, хотелось бы ему самому. Он отвернулся от города, но зато сумел увидеть далекий горизонт.
- Очень любопытно, - сказал Шеридан. – И что-то подсказывает мне, что Г’Кар сумел бы оценить иронию, что он защищает столичный город тех, кого когда-то считал своими врагами.
Гарибальди также не удержался от еще одного комментария.
- И еще. То, как вы их расположили… Получается, что они и в самом деле защищают друг другу спину.
- Так, как было у них и при жизни, - сказала Деленн. – И это вносит новую симметрию в проект. Просто здорово, Вир и Сенна… Очень здорово.
- Жаль только, что им не довелось самим увидеть это при жизни, - сказал Шеридан.
Деленн обхватила его руки своими.
- Знаешь, Джон... Мне кажется, что некоторым образом, недоступным нашему пониманию… они это видели.



-------------------

Продолжение - http://bigstonedragon.livejournal.com/140102.html

promo bigstonedragon january 5, 2014 03:46 36
Buy for 20 tokens
Ещё в сентябре yasnaya_luna «осалила» меня таким флэшмобом: рассказать 11 фактов о себе, ответить на 11 вопросов и задать другие 11 вопросов такому же количеству друзей. Труднее всего мне лично оказалось написать 11 фактов о себе. К тому же результат получился каким-то уж чересчур…