bigstonedragon (bigstonedragon) wrote,
bigstonedragon
bigstonedragon

Categories:

«Игра престолов», «Сильмариллион» и «Дон Кихот».

Можете кидать в меня тапками, но факт есть факт – я, похоже, увлёкся «Игрой престолов» и читаю перевод романа, который публикует в своём ЖЖ один из моих френдов.
Началось всё пару месяцев назад, когда oleg_devyatkin предложил мне прокомментировать книгу "Историческая социология в "Игре престолов"".
Книжка мне показалась какой-то по-детски наивной, чересчур… американской, что ли. Дело в том, что «Игра престолов» ИМХО отражает не столько средневековые реалии, сколько американское представление о них. Даже более того – «Игра престолов» обращена скорее к современной проблематике, обряженной для «оживляжа» в средневековый антураж. Так что по «Игре престолов» можно изучать американскую внешнюю политику начала ХХ1 века и её идеологические оправдания, но не социологию средних веков.
По крайней мере, такое впечатление осталось у меня после просмотра нескольких серий последнего сезона сериала «Игра престолов». Ну, вот, прочитайте, к примеру, те слова, которыми завершается последняя серия сериала (это просто наиболее вопиющий пример):
- Итак, делайте выбор. Милорды и Леди... Наверное, это самый важный момент в нашей жизни. То, что мы решим сегодня, навсегда останется в анналах истории. Я стою перед вами как один из самых высокопоставленных лордов в стране. Ветеран двух войн. И хочется думать, обладающий, благодаря своему опыту, некоторыми навыками в управлении государством.
Мы представляем все великие дома, но кого бы мы ни выбрали, избранник будет править не только лордами и леди. Может быть, решение о том, что лучше для всех, должно быть оставлено на усмотрение... ну... всех.
В последние несколько недель мне нечего было делать, кроме как думать. О нашей кровавой истории. О тех ошибках, которые мы совершили. Что объединяет людей? Армии? Золото? Флаги? История. В мире нет ничего более могущественного, чем хорошая история. Ничто не может противостоять ей. Ни один враг не может победить её. Бран сломленный - это наша память, хранитель всех наших историй. Войны, свадьбы, рождение детей, массовые убийства, голод. Наши триумфы и наши поражения. Наше прошлое. Кто же сможет лучше него вести нас в будущее?
- Но Брана не интересует власть, и он не никогда не сможет иметь детей.
- Вот и хорошо. Вам хорошо известно, насколько жестокими и глупыми могут быть сыновья королей. Но Бран по своей воле никогда не будет мучить нас. Именно это колесо и хотела сломать наша королева.
Отныне правители не будут таковыми по праву рождения. Они будут избираться на этом месте лордами и леди Вестероса, чтобы служить королевству.

Чтобы средневековые бароны рассуждали о достоинствах демократии? Хммм…
Зато – отмечу сразу – всё это подозрительно напоминает столь же наивный и фетишизирующий демократию финал «Голодных игр».

Или вот другой фрагмент, теперь уже из самого начала, из первой главы романа:
... Робб и Джон сидели неподвижно на своих лошадях. Между ними на пони восседал Бран, стараясь выглядеть так, будто ему гораздо больше семи, и будто все эти вещи он уже видел по многу раз.
Отец Брана, чьи длинные темные волосы колыхались на ветру, возвышался на своем коне торжественно. Тщательно подстриженная борода была слегка тронута сединой, от чего он казался старше своих тридцати пяти лет.
Взгляд серых глаз был безжалостен. Лорд-отец отдал приказ, и голова обреченного была с усилием прижата к твердой черной древесине. Эддард Старк спешился, сдернул с рук перчатки и протянул их Джори Касселю, капитану личной стражи семьи Старков, затем взял обеими руками меч, носивший имя «Лёд» и произнёс формулу приговора:
– Именем Роберта из Дома Баратеонов, Первого своего имени, короля Андалов, Ройнаров и Первых Людей, лорда Семи Королевств и Защитника Государства, я, Эддард из Дома Старков, лорд Винтерфелла и Хранитель Севера, своим словом приговариваю тебя к смерти.
Закончив говорить, лорд поднял огромный меч высоко над головой.
Джон Сноу, единокровный брат Брана, придвинулся к нему поближе.
– Держи пони крепче, – прошептал он. – И не отворачивайся. Отец заметит.
Бран крепко вцепился в поводья и не стал отворачиваться.
Отец отсек голову одним точным уверенным движением. Струя крови брызнула на снег – яркая, как летнее вино. Один из коней поднялся на дыбы, и его пришлось удерживать, чтобы он не пустился в бегство. Бран не мог оторвать глаз от кровавой лужи. Он смотрел, как снег, лежащий вокруг пня, быстро напитывался красным.
Джон положил руку на плечо Брана:
– А ты молодец!

Это что за «нежная детская душа» такая – штамп наших дней, перенесенный зачем-то в средние века? Во времена, когда публичные казни были едва ли не основным развлечением жителей?

Однако затем моё отношение к роману (и сериалу) начало постепенно меняться.
Во-первых, автор продемонстрировал, что насчет «нежной детской души» он и сам прекрасно всё понимает – некоторое время спустя на страницах романа появляется ровесник Брана, его племянник Роберт, для которого любоваться казнью преступника - действительно любимое развлечение!

Окончательно моё мнение относительно «Игры престолов» изменил случайно увиденный по телевизору фрагмент одной из серий 6-го, кажется, сезона.
Суть вот в чем.
Был в мире «Игры престолов» (Вестеросе) некий Призрачный Лес, отгороженный от остального мира 200-метровой высоты Стеной – по той причине, что из этого самого Леса периодически пытались выползти зомби. Через стену зомбям было не перелезть, их спокойненько уничтожали со Стены, и так продолжалось аж… 8000 (Восемь Тысяч!) лет.
А через 8000 лет из леса вместе с зомбями выполз… дракон! Который неспешно пыхнул на Стену, и та рассыпалась. А зомби неспешно отправились изничтожать Вестерос.
Вам это ничего не напоминает?
Мне лично вот сразу вспомнился «Сильмариллион»:
Когда же шестое поколение людей после Беора и Мараха еще не вполне возмужало, а со дня прихода Финголфина истекло четыреста пятьдесят лет и еще пять, случилась беда, которой он давно страшился – беда еще более страшная и неожиданная, нежели самые мрачные его опасения. …
И вот пришла зима, и настала ночь, темная и безлунная, и широкая равнина Ард-гален лежала в дымке под холодными звездами – от нолдорских крепостей на холмах до подножия Тангородрима. … Тогда Моргот внезапно обрушил на равнину огненные реки, и потоки огня хлынули с Тангородрима вниз, стремительнее, чем балроги, и захлестнули Ард-гален. … Так началась четвертая великая битва, Дагор Браголлах, Битва Внезапного Пламени.
И прямо перед надвигающейся огненной стеною полз Глаурунг золотой, отец драконов, в расцвете своей мощи; за ним следовали балроги, а дальше надвигались черные полчища орков – такого количества их нолдор доселе не видели и не могли даже представить.

Разве что эльфы у Толкиена ждали 455 лет, а люди у Мартина – 8000!
И вот тогда я вдруг всё понял: ведь «Игра Престолов» - это ни что иное, как грандиозная пародия, не на какое-то отдельное произведение, а на жанры фэнтези, фантастики и приключенческий жанр в целом! По образцу «Дон Кихота» - пародии на жанр рыцарского романа в целом.
При таком подходе всё становится на свои места – и нелепый последний сезон сериала обретает вполне разумный смысл! И тогда за каждым эпизодом, каждой сценой сериала начинает проглядывать высмеивание либо конкретных произведений, либо просто расхожих штампов (как, например, убийство Короля Ночи, приводящее одним ударом к уничтожению всей неуничтожимой армии зомби).
И чтение романа/просмотр сериала начинает приносить неожиданное удовольствие :-)
Tags: Кино, Круг чтения, Толкиенутое
Subscribe
promo bigstonedragon january 5, 2014 03:46 36
Buy for 20 tokens
Ещё в сентябре yasnaya_luna «осалила» меня таким флэшмобом: рассказать 11 фактов о себе, ответить на 11 вопросов и задать другие 11 вопросов такому же количеству друзей. Труднее всего мне лично оказалось написать 11 фактов о себе. К тому же результат получился каким-то уж чересчур…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 14 comments