bigstonedragon (bigstonedragon) wrote,
bigstonedragon
bigstonedragon

Легионы огня 1 января 2278 года

Выдержки из «Хроник Лондо Моллари».
--- Фрагмент, датированный 1 января 2278 года (по земному летоисчислению) ---



- Шив’кала. Я вижу, ты жив? Очень жаль.
Представления не имею, что заставило меня говорить столь радостно и беззаботно. Возможно, виновато зрелище Вертикали Власти, лежавшей в руинах и превратившей город в залежи стройматериалов.
Шив’кала, в свою очередь, определенно был не в себе. Как долго мне пришлось ждать, чтобы увидеть его в таком состоянии. Он всячески старался скрыть свой страх, сохранить тот вид, который, по его мнению, придавал ему достоинство и таинственность. Но мы были вместе уже слишком долго. Я мог поклясться, что сейчас он пытается всего лишь не удариться в панику, и нельзя сказать, что сильно в этом преуспевает.
Он, как всегда, появился из сумрака во внутренней части моего рабочего кабинета. Я так и не узнал, каким образом он попадает туда, и, честно говоря, это уже перестало заботить меня.
- Да, Лондо… Я все еще жив, - прошептал он. – И не для того, чтобы меня попробовали убить твои… компаньоны.
- Уж не намекаешь ли ты, что я имел какое-то отношение к этому? – требовательно спросил я. – Хотелось бы тогда узнать, каким образом? Ваш маленький друг следит за мной постоянно. Если бы я помогал нашим подпольщикам, думаю, вы бы давно уже об этом знали.
Шив’кала приблизился ко мне, его красные глаза словно прожигали во мне дыру.
- У тебя всегда были тайные мысли, которые ты старался припрятать поглубже, Лондо. Страж всегда их чувствовал, даже если и не мог с ними ничего поделать. И я подозреваю, что они могли иметь отношение к твоим «компаньонам»...
- Опять это слово. Я император. Я работаю с огромным количеством людей. И напоминаю тебе, что твой драгоценный Дурла является моим компаньоном не меньше, чем Вир.
- Уже нет. Дурла мертв.
Ему удалось на мгновение привести меня в замешательство.
- Мертв? – прошептал я. – С каких пор?
- Всего несколько мгновений назад. Он погиб после того, как уничтожил своих министров. Разбился насмерть при падении с балкона, сцепившись мертвой хваткой в драке со своей женой.
Я стоял, но при этих его словах силы внезапно оставили меня. Я упал в кресло, и буквально на мгновение увидел перед собой мысленный образ Мэриэл, какой я впервые встретил ее. Юная и прекрасная, она поразила меня своей красотой, даже несмотря на то, что это был брак по расчету, и я заранее решил, что мне следует возненавидеть ее. Конечно, я не мог знать, что принесет нам будущее. Не мог знать, в кого превратится она… или кем стану я. И теперь… теперь…
- Мэриэл, - прошептал я.
- Она остановила Дурлу прежде, чем тот успел послать коды запуска для начала удара по Альянсу, – сказал Шив’кала, и в голосе у него впервые прозвучала нотка горечи. – Теперь ты должен позаботиться об этом.
Мне потребовалось некоторое время, чтобы осознать его слова.
- Я должен позаботиться… о чем?
- Ты должен отдать приказ кораблям начать атаку против миров Альянса. Вторжение должно идти по плану…
- Вы совсем обезумели? Да, наверняка, так оно и есть. Шив’кала… все кончено. – Я сумел встать, потому что сейчас мне необходимо было стоять. Я не мог говорить ему все это сидя. – Ваше вмешательство в наши дела, ваши манипуляции… Все теперь выставлено на показ. Народ Примы Центавра никогда не станет оказывать поддержку…
- Они окажут поддержку всему, что ты велишь им поддержать, Лондо. Теперь, когда Дурла погиб, когда погибли все его министры, люди обратятся к тебе. Оставшись без рулевого, они будут ждать от капитана, что он сам возьмет на себя управление кораблем государства. Ты император. Ты все еще выглядишь в их глазах как тот, кто освободил их от Картажи, и тот, кто покорил Нарн, пусть даже и на короткое время. Люди последуют за тобой. Флот подчинится твоему приказу. Пусть даже ты не знаешь конкретных паролей и кодов, военные с уважением относятся к твоим полномочиям. Ты можешь приказать им выступить, и они подчинятся…
- А как насчет разоблачения вмешательства Дракхов? – резко сказал я. – Как я объясню это центаврианам здесь, на Приме Центавра?
- Мы были вашими тайными союзниками.
- Вы контролировали нас. Контролировали меня!
- Солги, Моллари. Именно это удается тебе лучше всего. Двуличие – это единственный ходовой товар центаврианского экспорта. Скажи им, что ты сам высмотрел нас. Скажи, что мы предложили вам свои услуги. Скажи что угодно, но скажи что-нибудь…
- Так ты хочешь, чтобы я сказал что-нибудь? Очень хорошо. Я скажу кое-что, - я надвинулся на него. – Покиньте мой мир. Вы уже наделали здесь достаточно бед.
- Да неужели? - Шив’кала прищурился. – Ты позабыл о тех разрушениях, которые мы еще можем вам принести?
И в этот момент во мне взыграли инстинкты карточного игрока. Потому что я точно знал, что он имеет в виду. Я знал, что он говорит о тех бомбах, которые он и его сородичи, по их утверждениям, заложили повсюду на Приме Центавра. Бомбы, которые как дамоклов кол, они подложили подо мной, чтобы держать меня в повиновении все эти годы.
Но сейчас я почувствовал уверенность, что Вир и его люди уже отыскали их и обезвредили. Он ведь так замечательно проявил себя в решении множества других вопросов. Впрочем, даже если и нет… возможно, никаких бомб и вовсе никогда не было. Я все больше и больше склонялся именно к этому варианту – потому что, как я уже сказал, мои инстинкты карточного игрока подсказывали мне, что Шив’кала блефует.
- Вы должны понять, - осторожно начал я, - что и в самом деле все кончено. Игра не может продолжаться. Вы можете затопить меня непереносимой болью, можете изолировать меня, лишить меня дара речи. Вы можете использовать меня как ваше лицо для публики и как марионеточного правителя, пляшущего под вашу дудку, но на самом деле… Чего вы этим сумеете добиться? Вам не удастся даже видимость создать, потому что если вы подмените мой разум, низведете меня до внешней пустой оболочки, служащей вашим глашатаем… люди сразу поймут.
Они знают мою манеру речи, мой стиль поведения. И они тревожатся насчет новых манипуляций Дракхов. И если я стану вдруг сам на себя не похож… либо они сразу обо всем догадаются, либо по меньшей мере у них зародятся подозрения, и они станут внимательно наблюдать за мной.
Ну, и, наконец, ваше собственное присутствие в нашем мире. Они знают, что вы здесь, а раз так, то значит, уж Земляне по крайней мере точно придут сюда за вами. Даже сейчас, когда мы разговариваем, они, скорее всего, собирают флот для этого удара. В конце концов, это же вы наслали чуму на их родной мир. Выжившие Земляне испытывают к вам не самые нежные чувства. И если вы полагаете, что их волнует перспектива того, что в результате нападения на контролируемую Дракхами планету погибнут центавриане, то я настоятельно советую вам еще раз все обдумать.

Шив’кала отвернулся от меня. Он просто не в силах был вынести мой взгляд. А я примирительным тоном – кто бы мог ожидать от меня! – продолжил:
- Вы всегда поражали меня тем, что являетесь расой, которая делает то, что должно быть сделано, и не больше. Вы не кровожадны. Вы не варвары. У вас есть цель, которой нужно достичь, и вы трудитесь ради достижения этой цели. Уничтожить мой народ просто в порыве злобы, без надежды добиться успеха в вашем деле… Это неразумно. Это не в обычаях Дракхов.
Он вновь взглянул на меня с выражением зловещего удивления в глазах.
- И по прошествии стольких лет, - вздохнул он, - вы так мало нас понимаете.
Это был ужаснейший момент, момент, который навсегда застыл в моей памяти, потому что я понял, насколько сильно просчитался.
В тот момент, когда взрыв случился, я даже и не подумал о нем. Я просто знал, что мгновение назад я стоял, а в следующее мгновение уже лежал на полу. В ушах у меня стоял звон, и хотя глаза у меня были широко раскрыты, я видел вокруг лишь белизну. Вспышка ослепила меня.
А затем накатила волна жара. Она ворвалась с балкона, и порыв ветра при этом был настолько свиреп, что он сорвал со стен зала все, что висело там, и перекатил меня на середину комнаты.
Я сумел встать на ноги, размахивая руками, пытаясь найти что-нибудь, за что я мог бы уцепиться, чтобы устоять и обрести подобающий вид. И мою руку ухватила другая. Серая чешуйчатая лапа, холодная на ощупь, и я поспешно отдернул руку. Я услышал тихий смех, и тотчас понял, что это Шив’кала.
- Вы… мерзавцы… - прошептал я.
Ко мне начало возвращаться зрение, и то, что предстало моим глазам, было за гранью ужаса. Половина моей столицы превратилась в пылающие руины. Разрушения были едва ли не худшими, чем после атаки Межзвездного Альянса многими годами ранее. С ветром в тронный зал ворвался трупный запах. Небо почернело от дыма, и гигантские алые языки пламени стремились дотянуться до черного небосвода.
Я потянулся, словно пытаясь каким-то образом закрыть ладонями свой народ, сохранить их, спасти их, повернуть вспять время и не дать случиться случившемуся. И я слышал их голоса, взывавшие ко мне: «Лондо, Лондо, почему ты бросил нас?» Звучали голоса наяву или лишь в моем воображении, но не было никаких сомнений, что случившееся стало моей величайшей ошибкой, и тяжесть ответственности легла на мою голову.
Я сыграл в игру, поставив на карту их жизни, и проиграл.
- Это, - сказал Шив’кала замогильным голосом, - лишь третья часть тех бомб, которые установлены нами на Приме Центавра. То, что ты видишь перед собой, всего лишь наглядный пример того, что случилось по всему вашему миру. Теперь слушай, что тебе надлежит сделать. Ты слушаешь, Лондо?
- Да, - прошептал я.
- Ты приведешь сюда Шеридана. Ты покажешь ему эти разрушения, и ты ясно и четко изложишь ему, что за эти преступления он и только он несет ответственность… потому что он действовал в союзе с Легионами Огня.
- Вы намерены… заставить меня переложить вину за эти разрушения на Вира?
- Конечно, - ответил Шив’кала. – Он уже сам принял на себя ответственность за разрушение одного монумента. Очевидно, в своей ненависти к нам он может зайти сколь угодно далеко, независимо от цены, которая будет уплачена при этом. А после этого… ты слушаешь меня, Лондо?
Я кивнул. Я пытался сдержать дыхание, чтобы не чувствовать запах горелого мяса, но это было невозможно, и меня начало тошнить. Шив’кала сделал вид, что не заметил этого, или ему было просто наплевать.
- И затем тебе надлежит казнить Шеридана. После Шеридана тебе надлежит казнить Деленн. Я желаю, чтобы обе казни совершились отдельно друг от друга, поскольку мне совсем ни к чему, чтобы люди увидели, как в последние мгновения жизни они черпают силу друг у друга. Затем тебе надлежит найти Вира Котто, если он еще жив, и казнить его. И когда все они будут мертвы, ты проинформируешь флот о том, что пора начать атаку на миры Альянса.
Тем не менее, в одном ты прав: если мы останемся здесь, удар по Приме Центавра, без сомнения, будет нанесен. И потому мы сделаем вид, что убрались отсюда, чтобы ввести в заблуждение Альянс. Но когда Альянс будет ввергнут в разброд после вашей атаки и известий о казни Шеридана, мы вернемся, и Прима Центавра станет краеугольным камнем новой Общности Дракхов.
- Только не Вир, - прошептал я.
Шив’кала очень странно посмотрел на меня.
- Что?
- Я не стану казнить Вира. И вы не станете. Я не стану чинить вам препятствий, делайте все, что считаете нужным, но Вир не умрет ни от моей руки, ни от рук Дракхов.
- Теперь ты сошел с ума, Лондо, - возвысил голос Шив’кала. – Взгляни на свой город! Взгляни на свою планету! Они лежат в руинах, потому что ты недооценил нас, и ты все еще пытаешься диктовать нам условия?
- Вы обещаете мне это, - упрямо ответил я, - или Мэриэл и Дурла окажутся сегодня не единственными, кто умрет, упав с балкона.
Дракх, похоже, готов был поспорить со мной, но внезапно потерял терпение.
- Ну ладно, - сказал он. – Сделай, что приказано, и Котто будет пощажен. Готов спорить, что он все равно уже мертв. Ну, а если нет… Люди сами не преминут воздать ему благодарность за эти взрывы.
- Спасибо, - сказал я.
- Вот видишь, Лондо? При определенных экстремальных обстоятельствах… ты не можешь не признать, что Дракхи не лишены сострадания.
Он говорил мне еще что-то, но я уже не обращал внимания. Мои мысли унеслись совсем далеко, к событиям почти двадцатилетней давности, к словам, сказанным техномагом Элриком.
- Я вижу, как огромная рука тянется от звезд. И это твоя рука. И я слышу звуки… Это миллиарды людей произносят твое имя.
- Мои последователи, - прошептал я в благоговении.
И голосом, холодным, как лед, он ответил:
- Твои жертвы(i).
Я всегда думал – всегда предполагал – что он имел в виду Нарнов. И только теперь понял, что это не так. Он имел в виду мой собственный народ, здесь и сейчас, который взывал с мольбой о помощи к императору, чья ошибка привела к столь жестокому жертвоприношению. Не я устанавливал эти бомбы… Не я нажимал на спусковой крючок… Но, Великий Создатель, я не сумел остановить их, и мой народ заплатил страшную цену.
Я бы хотел улететь прочь. Сойти с балкона и превратиться в крылатое существо, которое улетит отсюда прочь, туда, где нет смерти, нет разрушений. Нет голосов, выкликающих мое имя, нет Дракхов. Я ждал шестнадцать лет, чтобы увидеть страх и отчаяние Шив’калы, и я добился своего. Но мой народ заплатил за это ужасную, ужасную цену.
Я никогда еще так не желал оказаться вместе с Мэриэл, как в этот момент.


---------------------
ПРИМЕЧАНИЯ
(i) Эта сцена показана во Втором сезоне Сериала, Эпизод 3 «Геометрия теней»

---------------------
Продолжение - http://bigstonedragon.livejournal.com/135639.html
Tags: Легионы огня
Subscribe
promo bigstonedragon january 5, 2014 03:46 36
Buy for 20 tokens
Ещё в сентябре yasnaya_luna «осалила» меня таким флэшмобом: рассказать 11 фактов о себе, ответить на 11 вопросов и задать другие 11 вопросов такому же количеству друзей. Труднее всего мне лично оказалось написать 11 фактов о себе. К тому же результат получился каким-то уж чересчур…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments