?

Log in

No account? Create an account

РАЗДУМЬЯ И НАБЛЮДЕНИЯ

В попытках объять необъятное...

Previous Entry Share Next Entry
О рок-музыке, патернализме и судьбах Китая. Часть 2. Китай и Свобода: «Формула Дэн Сяопина».
bigstonedragon
Для затравки и оживляжа – ещё один клип Ханггая:



* * *


Итак, вчерашний пост я завершил тем, что высказал мысль – именно в Восточной Азии находится сейчас «эпицентр» рок-музыки, именно там она кипит и бурлит наиболее жарко, наиболее ярко.
Пораженный внезапно открывшимся великолепием, я полез по интернетам изучать вопрос об истории китайского рока. И с некоторым удивлением выяснил, что начинается эта история практически сразу же после известных событий на площади Тяньаньмынь в горбачевские времена!
То есть, как и многое другое в современном Китае – можно даже сказать, как и вообще весь современный Китай – китайский рок есть порождение политики Дэн Сяопина.
Китайский рок, по моим ощущениям, пронизан ощущением внутренней свободы, он широк и свободен, как монгольская степь. Он напрочь деполитизирован, он никак не соприкасается ни с коммунизмом, ни с либерализмом, ни с каким-либо ещё -измом, и в этом его радикальное отличие от рока русского.
И такое ощущение, что и правительству и компартии нет никакого дела до этого рока – в отличие от правительства СССР/России.
А потом вспомнилось – так ведь такое же ощущение я испытал в Китае, когда наблюдал отношение китайцев к Мавзолею Мао Цзедуна – я писал об этом, когда рассказывал о своих впечатлениях от поездки в Китай. Представляю себе, какой хай и вой поднялись бы, если бы в каком-нибудь российском городе построили модель мавзолея Ленина и разрешили детишкам резвиться на нём! Ведь наш мавзолей – это до сих пор не столько культурный объект, сколько идеологический. А в Китае, формально до сих пор коммунистическом – всё наоборот.
А ещё сразу вспомнились таблички над прилавками с «уличным фастфудом» в Гуанчжоу (о чём я, к сожалению, не написал в своё время в своих отчетах о путешествии): «Внимание! Этот объект не контролируется санэпиднадзором!» (за точность формулировки не ручаюсь – перевод не мой, смысл надписи нам прокомментировал один из «китайских товарищей», владевший русским языком). У нас такое «безобразие» было бы вмиг запрещено – в Китае просто предупредили граждан, что в случае чего правительство тут не при чём, вас предупредили, а дальше – ваше личное дело.
Вот именно из таких «мелочей» и сложилось то общее ощущение свободы, которое я испытывал постоянно, находясь в Китае. Свободы, более «свободной», нежели в России, Европе и даже США.
До сих пор, когда я пытался рассказать об этом ощущении свободы, мне каждый раз отвечали – да боже ж мой какая такая свобода в Китае?! А Тибет? А Синьцзян? А Тяньаньмынь?
И только сейчас мне вдруг пришла, наконец, в голову форму китайского консенсуса между Правительством и Народом, которая и порождает ощущение этой самой свободы: «Вы не мешаете нам править – мы не мешаем вам жить».
И тут же подумалось – а ведь где-то я эту формулу уже встречал…
И вспомнилось – да ведь она прописана практически явным текстом в Англо-Китайской «Декларации по вопросу о Гонконге», родившейся в 1984 году в результате переговоров Маргарет Тэтчер и Дэн Сяопина! Примерно так: «Гонконг самостоятельно решает все вопросы, включая вопросы социального и экономического устройства, за тремя исключениями: оборона; внешние сношения; назначение высших должностных лиц администрации».
Получается, что формула эта, автором которой стал Дэн Сяопин, неявным образом стала основой жизни не только Гонконга, но и всего Китая! (а впрочем, может, она и явным образом где-нибудь прописана, просто я об этом не знаю).
А потом подумалось – ведь эта «формула Дэн Сяопина» есть не что иное, как яркое воплощение концепции либертарианства, как она определена в замечательной книге Джозефа Стиглица «Государство и экономика» (в русском переводе – «Экономика государственного сектора»), которую я тут сканировать и размещать в ЖЖ, да, увы, трудозатраты оказались чересчур велики :-(
Напомню, что, по мнению Стиглица, с экономической точки зрения правильнее различать системы не «коммунистические» и «капиталистические», а «патерналистские» и «либертарианские» (правда, у Стиглица, отдадим ему должное, деление не столь прямолинейное, а многомерное; помимо «патернализма»/«либертарианства» не менее важно, к примеру, положение системы на шкале, условно говоря, «эффективность»/«справедливость»).
В либертарианской стране государство не вмешивается в жизнь гражданина, считая, что тот «сам большой» и, соответственно, сам всё знает, всё понимает.
В патерналистской стране государство, напротив, считает, что граждане сродни дитяткам малым и, соответственно, оно, государство, лучше знает, что для его подданных хорошо, а что плохо.
Классической либертарианской страной были США времён «Дикого Запада» (точнее, «дикого капитализма»); классической патерналистской страной – Российская империя.
Формулу патернализма с гениальной краткостью и точностью выразил Салтыков-Щедрин: «тащить и не пущать!» Не помню где, но недавно мне попалась на глаза более развёрнутая, но более точная формула: «Запрещено всё, что не предписано; предписано всё, что не запрещено». Патерналистское государство стремится любой процесс либо зарегламентировать, либо запретить, если регламентация невозможна.
Как ни странно, но Великая революция 1917 года на короткое время превратила Россию в либертарианское государство; но марксизм, увы, тесно связан с патернализмом: в соответствии с тем «научным коммунизмом», который мы изучали в университете, права и обязанности гражданина находятся в диалектическом единстве, так что «права есть обязанности, а обязанности есть права» - чисто патерналистская формула, которая была даже прописана в Основном законе СССР.
Одновременно и в странах Запада наблюдался постоянный дрейф от либертарианства к патернализму (Стиглиц, кстати, у себя в книге обосновывает закономерность такого дрейфа, хотя и не предлагает рецептов, как его предотвратить или хотя бы как с ним бороться). Вместо подлинной либертарианской свободы народу теперь предлагалась иллюзия политической демократии (почему политическая демократия является лишь иллюзией, опять-таки можно почитать у Стиглица).
Особенно далеко по пути к патернализму продвинулась, конечно, Европа; но и США недалеко отстали. Потому после революции 1991 года Россия на короткое время вновь стала самой свободной страной мира. Но в 2009-е годы дрейф к патернализму резко усилился: по жёсткости патерналистской регламентации всех сторон жизни Россия сейчас, пожалуй, превзошла даже и СССР; а при Обаме и США, похоже, почти догнали Европу по уровню патернализма: недаром одним из основных предвыборных лозунгов Трампа было «Принятие любой новой регламентации будет обязательно сопровождаться отменой двух ранее действовавших» - и, насколько я помню, не так давно он похвалялся, что успешно выполняет это своё обещание.
А вот в Китае дела обстоят, похоже, совсем не так! И хотя любые, самые малейшие поползновения к смене правящей элиты или к отделению от неё (к расколу страны) пресекаются крайне жёстко, но во всём остальном уровень патернализма, как мне кажется, в Китае крайне низок, в полном соответствии с «формулой Дэн Сяопина».
Так что в целом по шкале «свобода»->«патернализм» я бы сейчас расположил страны так:
Китай->США->Россия->Европа.
* * *
(Продолжение следует!)

promo bigstonedragon january 5, 2014 03:46 36
Buy for 20 tokens
Ещё в сентябре yasnaya_luna «осалила» меня таким флэшмобом: рассказать 11 фактов о себе, ответить на 11 вопросов и задать другие 11 вопросов такому же количеству друзей. Труднее всего мне лично оказалось написать 11 фактов о себе. К тому же результат получился каким-то уж чересчур…

  • 1
Мне кажется, что "права есть обязанности, а обязанности есть права" можно прочитать и в чисто либертарианском ключе. Диалектика - она как застенчивая бесстыдница...

Ну, в общем-то, да. Да и по воспоминаниям, СССР никогда не достигал тех "высот" патернализма, до каких добралась теперь РФ.

Кстати, а где ты сейчас? Осел где-нибудь или продолжаешь странствовать?

В Хельсинки. Оседлый образ жизни

  • 1