?

Log in

No account? Create an account

РАЗДУМЬЯ И НАБЛЮДЕНИЯ

В попытках объять необъятное...

Previous Entry Share Next Entry
О Каролине, чтении и гигантском скачке для всего человечества :-)
bigstonedragon
acantharia пишет:
по окончании "Людей как богов" по настоянию Доки взялись за "Плутонию", и... не прошло и пятидесяти страниц, как мне стало скучно, а когда добрались до самой Плутонии, и вовсе захотелось бросить. Громоздко, слишком затянуто и перегружено подробностями (на сравнении, Снегов оказался по технике использования языка куда более виртуозным писателем), а по прибытии на место и вовсе началась дичь с отстрелом редчайших животных. Некоторые моменты попросту пришлось прямо на ходу цензурить - например, убийство мамонта, поскольку он и меня травмировал, и мне не захотелось грузить этим еще и Доку. На отстрел шерстистого носорога Дока воскликнула: "Как можно! Это же заповедное животное!", но здесь я хотя бы имела возможность объяснить ей, что носорог сам напал на лагерь, поэтому экспедиции пришлось защищаться. Но мне уже страшно, что будет дальше, и смогу ли я так же обходить другие неприятные моменты.

Просто удивительно, насколько же изменилось восприятие за буквально 3-4 десятилетия!
Я пробовал перечитывать Жюля Верна, на котором «залипал» в детстве, на предмет того, не почитать ли его Каролине, - и понял, что скучно, «не пойдёт», и, кроме того, опять-таки перегруженность всё той же бессмысленной жестокостью по отношению к окружающему миру. Да что там далеко ходить – взять те же любимые всеми поколениями нашей семьи «Приключения Тинтина» - ведь те из них, которые были написаны в 1920-з-30-х годах, сейчас воспринимаются в основном как «ужас-ужас», особенно «Тинтин в Африке»!
Когда начался этот переход от восприятия биосферы как «движущихся камушков», как объектов, недостойных нашего сочувствия, к осознанию всех живых существ как субъектов? С Вернадского, который, собственно, впервые и заговорил о биосфере? С Ефремова с его идеями «инферно»?
Так или иначе, но прямо на наших глазах, в удивительно короткие по историческим меркам сроки, произошёл, похоже, качественный скачок в мировосприятии человека. Если начиналось всё с восприятия исключительно своей собственной субъектности, то затем путь шёл к восприятию субъектности своих родичей, соплеменников, людей своей расы, всех людей вообще – к восприятию субъектности всего живого.
И ведь произошло всё как-то совсем незаметно, на первый взгляд!
ЗЫ А ведь, пожалуй, наиболее близко к тому, что я хотел сказать, Снегов высказался!
…Человечество начало со свирепой взаимной ненависти. "Человек человеку - волк!", "Падающего толкни!", "Каждый за себя, один бог за всех" - таковы были жестокие символы веры тех далеких времен. Что заменило их, когда человечество достигло единства? Гордая формула: "Человек человеку - друг, товарищ и брат!" … Теперь пришло время расширить эту формулу: "Человек всему разумному и доброму во Вселенной - друг!" Мы вступаем в следующую стадию нашего развития - выход в широкий мир. А наши государственные машины застыли на уровне, когда человечество знало лишь себя. Они выражают наше младенчество, мы же стали взрослыми.

Правда ,у Снегова контекст несколько, мягко говоря, иной :-) Да и сам переход, во-первых, отнесен на 500 лет вперёд, а, во-вторых, показан единомоментным и резким, а не плавным и незаметным.

Buy for 30 tokens
Оказалось - не зря. Если вы пропустили, то я уже приступил строить фахверковый дом, а пока под него готовлю основание в виде фундамента. Не сговариваясь, две совершенно разные строительные компании предложили мне, для моего участка фундамент в виде - ребристая плита. Вот она Сперва…

  • 1
Неоднозначность связи уровня жизни и цивилизации заключается в том, что более развитая цивилизация позволяет выживать тем, кто на более низком уровне был обречен на скорую смерть - больным, немощным, нищим, наличие которых в популяции и ухудшает "среднюю температуру по больнице". В моем сознании эта мысль укоренилась после знакомства с бытом бедуинов в Сахаре, у которых имена детям даются только по достижении пяти лет - когда становится ясно, что они способны жить. Если человек дожил до пяти, то он доживет до 80-90; но до 5 лет не доживает подавляющее большинство детей. Из выживших создается видимость очень здоровой и долгожительной народности.
Рост производительности и ресурсообеспеченности цивилизации приводит к тому, что она позволяет выживать все большему числу индивидов, со все большими отклонениями, а затем все больше повышает им уровень жизни (то есть сначала дарит фрикам жизнь, потом делает ее лучше). Поэтому начинающая богатеть цивилизация на первых порах выглядит хуже, чем более примитивная, первобытная община, за счет появления внутри себя больных и нищих, а затем по мере роста благосостояния, опять улучшает свой вид за счет повышения качества жизни для все большего числа своих обитателей.

>>«Кем бы вы предпочли быть — диким носорогом, пусть и на грани вымирания, или телёнком, который проведёт недолгую жизнь в тесном хлеву, получая лишь ту пищу, от которой из него должны получиться особенно сочные стейки?»
Насколько я понимаю, восточная философия этот вопрос ставит в отношении самого человека, и отвечает на него так - что, может, не лучше (кажется, они категориями лучше/хуже вообще не оперируют), но правильнее быть именно "теленком", достойно и без лишних амбиций выполняющим отведенную ему роль в обществе/мире.



Edited at 2018-03-13 12:55 am (UTC)

>> Неоднозначность связи уровня жизни и цивилизации заключается в том, что более развитая цивилизация позволяет выживать тем, кто на более низком уровне был обречен на скорую смерть - больным, немощным, нищим, наличие которых в популяции и ухудшает "среднюю температуру по больнице".

Гм, в книге речь шла не об уменьшении детской смертности, а об увеличении рождаемости, которое превысило рост смертности:
«В постоянных деревнях с непривычно большими запасами пищи население стало увеличиваться. Отказавшись от кочевого образа жизни, женщины смогли рожать хоть каждый год. Теперь младенцев отлучали от груди в более раннем возрасте, ведь их можно было кормить кашей. Появление детей приветствовалось: для работы в поле не хватало рук. Но вместе с руками появлялись и лишние рты, быстро поглощавшие избытки пищи, а значит, приходилось распахивать всё новые поля. Из-за скученности легко распространялись инфекции, дети питались в основном злаками, а не материнским молоком, причём каждому ребёнку приходилось конкурировать за свою порцию со всё большим числом братьев и сестёр — неудивительно, что уровень детской смертности стремительно рос. В большинстве аграрных общин как минимум один из трёх детей умирал, не достигнув 20 лет. Но рост рождаемости заметно перекрывал уровень смертности, и на свет появлялось всё большее число всё более обездоленных детей».

Здоровье населения при этом ухудшилось, но дело было в более однообразном и менее здоровом питании (плюс голод в случае неурожая конкретной возделываемой культуры — без возможности перейти на другую пищу), так и в нездоровых условиях труда:
«Эволюция приспособила человека лазить на яблоню и гнаться за газелью, а не очищать поля от камней и таскать туда воду. Позвоночник, колени, шеи и стопы платили дорогой ценой. Исследования древних скелетов показали, что с возникновением сельского хозяйства появилось и множество болезней: смещение дисков, артрит, грыжа».


Edited at 2018-03-13 01:33 pm (UTC)

И у Энгельса в «Происхождении семьи, частной собственности и государства» тоже подано так, пусть и с других позиций, что с качеством жизни в те времена произошло нечто скверное (хотя книжка написана давно, могла устареть).

  • 1