bigstonedragon (bigstonedragon) wrote,
bigstonedragon
bigstonedragon

Легионы огня 24 сентября 2275 года

Выдержки из «Хроник Лондо Моллари».
--- Фрагмент, датированный 24 сентября 2275 года (по земному летоисчислению) ---



Поначалу я ничего не расслышал, поскольку крики толпы были просто оглушительны. Точно так же не заметил я и вспышки. Вместо этого я почувствовал, будто что-то острое прикоснулось к моему лбу. Я поднял руку, чтобы проверить, что же это могло быть, и когда после этого поднес руку к глазам, оказалось, что она стала розовой от крови. И лишь затем я услышал некий звук, скорее всего, вызванный рикошетом, или чем-то, ударившим неподалеку, а затем и второй.
Прежде чем я успел еще что-либо подумать или почувствовать, телохранители уволокли меня назад в комнату. Дурлу также поспешно утащили с балкона, и Генерал Рийс лично склонился над головой Дурлы, дабы убедиться, что тот не ранен. Внизу люди продолжали выкрикивать овации; они не поняли еще, что произошло.
- Императора застрелили! – закричал один из гвардейцев.
Прямо передо мной мгновенно вырос Дунсени. Он говорил громко и решительно, тоном, не терпящим возражений, какой может быть только у очень старого и мудрого человека.
- Отойдите. Дайте мне осмотреть его.
Как ни странно, гвардейцы прекратили тащить меня, и Дунсени проинспектировал мой лоб с видом опытного хирурга.
- Его не застрелили, - поморщившись, объявил он, и трудно было сказать, то ли в его голосе прозвучало раздражение на тех, кто объявил меня застреленным, то ли огорчение от того, что это оказалось не так. Дунсени вынул платок и осторожно приложил его к ссадине, останавливая кровотечение, которое и без того уже почти прекратилось. – Нет следов ожога, - с видом знатока сказал он. – Это всего лишь порез. Выстрел ударил выше или рядом с ним, отколол осколок от стены здания, и уже этот камешек и поранил голову императора. Видите? Кровотечение уже остановилось.
- Я не удивлен, - проворчал я. – Кровь притекает сюда, вверх, только ради мозга, а я к этому органу последнее время нечасто обращался.
Генерал Рийс тем временем уже рявкал приказы моим гвардейцам и своим собственным охранникам. Хотя его полномочия позволяли командовать только этими последними, все внимали каждому оброненному им слову.
- Всем вниз! Отыскать стрелявшего или стрелявших! Император и Премьер-министр останутся здесь, пока в окрýге не будет обеспечена безопасность!
- Толпа просто огромна, Генерал, как мы… - начал было один из его охранников.
Рийс взглянул на него так, что своим взглядом мог бы, наверно, разрезать его на половинки.
- Исполнять! – гаркнул он с такой силой, что его рык едва не сбил беднягу с ног.
В течение следующего часа царила неразбериха, каждые несколько минут поступали все новые донесения, противоречивые и противоречащие друг другу. Дурла, его министры и я вернулись в зал, где ранее проходило совещание, и все беспрестанно размышляли вслух, на ком или на чем могла лежать ответственность за это гнусное нападение на мою священную персону. Похоже, наблюдался консенсус в том, что за всем этим стоит Альянс – и в частности, Шеридан. Я ни на мгновение не мог поверить в это, о чем и сообщил во всеуслышание.
- Шеридан может быть кем угодно, - решительно заявил я, - но только не убийцей.
Они выслушали мое мнение с вежливым вниманием, но, подозреваю, в глубине души продолжали считать, что гораздо лучше меня разбираются в подобных вопросах.
Дунсени, тем временем, со знанием дела перебинтовал рану на моей голове, хотя эта рана была настолько мелкой, что, право, не заслуживала такого внимания с его стороны. Я допускаю, что он просто предпочел хоть чем-нибудь заняться, чем просто стоять и наблюдать, как я истекаю кровью.
Генерал Рийс куда-то исчез, наверно, пошел лично надзирать за тем, как исполняется его приказ «найти-и-уничтожить». Когда он вернулся, то не просто вошел в комнату. Он подобно взрывной волне ворвался в нее, распахнув автоматические двери, двигавшиеся, очевидно, недостаточно быстро для него.
- Мы схватили его, - сказал Рийс без всяких предисловий, а затем добавил: – Такого странного стечения обстоятельств мне никогда не доводилось еще наблюдать. – Он обернулся и рявкнул: - Введите их!
Когда я увидел, кого ввели в комнату, то меня словно обухом по голове ударили.
В комнату под конвоем вошли бок о бок Исон из Дома Исона и еще одна личность. Исон, как обычно величавый и молчаливый, метал по комнате огненные взгляды, словно желая испепелить всех присутствующих. Но никому вокруг не было до этого дела; именно тот, кто шел рядом с Исоном, приковывал к себе всеобщее внимание.
- Г’Кар? – я с трудом узнал свой собственный голос. И совершенно не знал, то ли плакать мне, то ли смеяться. - Г’Кар? – повторил я.
- Император помнит мое имя. Я польщен, - сказал он.
Куто мгновенно вскочил на ноги. Впрочем, когда речь идет о Куто, не следует понимать эпитет «мгновенно» слишком буквально. Конечно, подняться на ноги заняло у него довольно много времени, поскольку его туше нужно было выдержать битву с гравитацией, но все же никогда раньше ему не удавалось выиграть эту битву настолько быстро.
- Какой восхитительный день! – воскликнул Куто, очевидно, уже составляя на ходу пресс-релиз. – Исон, один из наших благороднейших аристократов, бьется, чтобы остановить свирепого, кровожадного Нарна, дабы не позволить ему застрелить и убить нашего возлюбленного императора!
- Нет.
Это слово было произнесено юношеским голосом, и только тогда я заметил, что в дверях толпится множество Пионеров Центавра. Очевидно, они оказались в центре схватки, потому что волосы у них были растрепаны, а у некоторых – разорваны одежды. В первом ряду стоял парень, показавшийся мне знакомым. Но я бы не смог припомнить его имя, даже если бы в мою голову прицелились из бластера. Это я могу написать здесь с уверенностью, поскольку, в конце концов, только что в меня действительно целились, а имя этого юноши я так и не вспомнил.
- Что ты имеешь в виду, Касо? – спросил Лионэ, милостиво сообщая мне недостающую информацию.
Касо указал на Исона.
- Это он стрелял. А Нарн пытался остановить его.
- Что? – в голосе Дурлы сквозил ужас. – Нарн спас нашего императора? И… Этот Нарн? – сама мысль о том, что Нарн мог приложить руку к спасению моей жизни, должно быть, показалась ему противоестественной. Можно себе представить, что он испытал, когда в этот момент заговорил сам вечно молчаливый Исон.
- Нет, - с огромным раздражением заявил Исон. – Я стрелял не в императора. Я стрелял в тебя, Дурла.
Вперед выступил один из гвардейцев. Он нес фазированное плазменное ружье.
- Исон использовал это, Ваше Величество, - сказал он, предлагая ружье мне, словно охотник, хвастающийся своим трофеем.
- Я… не понимаю, - пробормотал Дурла. И к моему восхищению, говорил он это, запинаясь. Какая же радость, увидеть, наконец, Дурлу, находящегося на грани полной потери самообладания. – Касо… Ты утверждаешь, что своими глазами видел все это?
- Не все, Первый Министр, - сказал Касо. Почему-то все остальные при этом бросали на него недружелюбные взгляды, но Касо не позволил себе смутиться. Или ему и в самом деле было все равно, или он настолько владел собой, что не подал и вида. – Мы были достаточно близко от места происшествия, чтобы услышать первый выстрел, несмотря на шум окружавшей нас толпы. Мы пробили себе дорогу, и увидели, что Исон, сжимая в руках свое оружие, борется с рыжеволосым центаврианином, который пытается вырвать это оружие у Исона из рук.
- Рыжеволосый центаврианин? Но тогда причем здесь этот Нарн…
- У этого Нарна есть имя, Дурла, - вмешался я в разговор, и мой голос прозвучал гораздо спокойнее, чем можно было ожидать, учитывая бушевавшие внутри меня страсти. – Ты, очевидно, обязан ему своей жизнью, и потому мог бы, по крайней мере, оказать ему честь, называя его по имени.
Дурла явно готов был оспорить мое мнение, но, видимо, решил, что дело того не стоит.
- И как же… Гражданин Г’Кар… оказался замешан в этом? И откуда он взялся?
- Он... и был тем центаврианином. Похоже, это некая голографическая маскировка. Какое бы устройство ни создавало ее, но во время драки оно сломалось, и наваждение исчезло.
Глаза Дурлы округлились.
- «Сеть хамелеона», - прошептал он. – Они же под запретом!
- Арестуйте меня, - предложил Г’Кар.
Дурла медленно поднялся со стула. Он весь дрожал от едва сдерживаемой ярости.
- О, я вас не просто арестую! Я прикажу немедленно казнить вас за… За…
- За спасение вашей жизни? – с издевательским спокойствием услужливо подсказал Г’Кар. Я не был удивлен. После всего того, что Г’Кар вытерпел в своей жизни, требовалось нечто гораздо большее, чем ярость центаврианского политикана – пусть даже и занимающего весьма высокий пост – чтобы смутить его. – Возможно, казнь – это не столь уж ужасная судьба, - философически продолжил Г’Кар. – А вот тот факт, что мне пришлось столько времени провозиться с этим типом, прежде чем я смог обезоружить его, - Г’Кар кивком указал на Исона, - вот это действительно огорчает. Я могу лишь отнести это на отрицательные последствия постоянного использования «сети хамелеона». А впрочем, не стоит беспокоиться. Дайте мне время придти в себя, и я уверен, что сумею справиться с любым из присутствующих в этой комнате, если меня принудят к этому.
- Я прикажу казнить вас, - сказал Дурла, сумев вернуть себе самообладание, - за нарушение границ Примы Центавра. Инопланетникам запрещено здесь появляться… или ты забыл об этом?
- Совершенно забыл, - ответил Г’Кар. – Я носил эту маскировку лишь потому, что мне всегда хотелось иметь волосы. Длинные волосы.
Великий Создатель, как я скучал по нему.
- Ты носил маскировку, чтобы шпионить за нами! Ты нарушитель и шпион! За одно это ты должен поплатиться своей жизнью.
- Но не только это, Дурла, - сказал я, поднимаясь с места. Мои ноги пока еще с некоторой неуверенностью поддерживали мое тело, и потребовалось определенное время, чтобы мне удалось совершить такое простое действие, как подъем со стула. – Следует уравновесить его вину тем долгом, который теперь возник перед ним у тебя… и у меня. Возможно, в намерения Исона входило лишь воздать должное тебе, но ведь и я мог бы столь же легко погибнуть заодно с основной мишенью. Так, Исон?
Исон с презрением посмотрел на меня.
- Дурла жаждет власти. Со стороны Домов к нему не может быть иных чувств, кроме презрения. Он пытается властвовать, не считаясь с традициями Примы Центавра. Но ты… ты гораздо хуже. Потому что ничто не может быть хуже, чем слабый император.
Я медленно кивнул.
А затем, одним движением выхватил церемониальный меч, который висел в ножнах на поясе у Генерала Рийса. Меня всегда восхищал свистящий звук, с которым клинок выскальзывает из ножен. Презрительное выражение так и оставалось на лице Исона, когда я повернулся и взмахнул своей рукой настолько быстро, насколько был в состоянии. Клинок и в самом деле оказался таким острым, как и можно было понять по звуку, который он издал, покидая ножны. И меня порадовало, что в руке моей еще сохранилось немало силы. Презрительная усмешка Исона застыла теперь навсегда, поскольку голова его соскользнула с плеч и ударилась об пол.
Никто не произнес ни слова.
Я направил меч на Г’Кара. Его единственный глаз сверкнул на меня.
- Ты еще не строил никаких планов насчет сегодняшнего обеда? – спросил я.

Tags: Легионы огня
Subscribe
promo bigstonedragon january 5, 2014 03:46 36
Buy for 20 tokens
Ещё в сентябре yasnaya_luna «осалила» меня таким флэшмобом: рассказать 11 фактов о себе, ответить на 11 вопросов и задать другие 11 вопросов такому же количеству друзей. Труднее всего мне лично оказалось написать 11 фактов о себе. К тому же результат получился каким-то уж чересчур…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments