РАЗДУМЬЯ И НАБЛЮДЕНИЯ

В попытках объять необъятное...

Previous Entry Share Next Entry
Гюго о маленьких детях
bigstonedragon
И как иллюстрация к последнему тезису, высказанному в предыдущем посте, - длинная-предлинная цитата из Гюго («Девяносто третий год»), которую уж точно не мог оценить по достоинству 15-летний подросток, читавший Гюго в читальном зале в середине 1970-х годов, но который произвёл неизгладимое позитивное впечатление на 54-хлетнего старика, умудрённого опытом воспитания трёх детей и двух внуков!
Итак –


Виктор Гюго
«Девяносто третий год»

Книга третья
«Казнь святого Варфоломея»


(Краткая предыстория – без неё, увы, не обойтись:)


Замок Тург, резиденция вождя Вандеи, осаждён войсками республиканцев. Троих детишек, от 2 до 5 лет от роду, запирают в библиотеке, как наиболее безопасной при штурме части замка.
А теперь смотрим, что же из этого вышло? ;-)

(публикуется с некоторыми сокращениями)


…Тем временем Рене, возможно позавидовав открытиям младшего брата Алэна, замыслил поистине грандиозное предприятие. Он заметил аналой, или, вернее, пюпитр, возвышавшийся посреди библиотеки одиноко, как монумент. На этом аналое лежал экземпляр знаменитого «Евангелия от Варфоломея».
Это было великолепное и редчайшее in quarto. «Евангелие от Варфоломея» вышло в 1682 году в Кельне. «Варфоломей» появился на свет с помощью деревянных прессов и воловьих жил, отпечатали его не на голландской, а на чудесной арабской бумаге, которая делается из шелка и хлопка и никогда не желтеет; переплели его в золоченую кожу и украсили серебряными застежками. В книге имелось множество гравюр, а также географические карты нескольких стран. Словом, в силу всех этих обстоятельств «Евангелие от Варфоломея» являлось столь же знаменитым и почти столь же редкостным, как московский «Апостол».
Книга и впрямь была красивая; вот почему Рене поглядывал на нее, пожалуй, чересчур пристально. Том был раскрыт как раз на той странице, где помещался большой эстамп, изображавший святого Варфоломея, несущего в руках содранную с него собственную кожу. Рене уставился на книгу глазенками, исполненными погибельной любви, и Жоржетта, проследив направление его взгляда, тоже заметила гравюру и пролепетала: «Кайтинка!»
Это слово окончательно подвигло Рене. И к величайшему изумлению Алэна, он совершил нечто необыкновенное.
В углу библиотеки стоял тяжелый дубовый стул; Рене направился к стулу, схватил его и, толкая перед собой, дотащил до аналоя. Когда стул очутился возле самого аналоя, он вскарабкался на сидение и положил два крепких кулачка на открытую страницу.
Оказавшись на таких высотах, он почувствовал необходимость увековечить себя; он взял «кайтинку» за верхний угол и аккуратно разорвал; святой Варфоломей разодрался вкось, но Рене был в этом неповинен; в книге осталась вся левая часть гравюры с одним глазом старого апокрифического евангелиста и кусочком ореола над его головой; другую половину Варфоломея вместе с его святой кожей брат преподнес Жоржетте. Жоржетта взяла святого и шепнула: «Дядядька»,
– А мне? – вдруг завопил Алэн.
Первая вырванная страница подобна первой капле пролитой крови. Истребление уже неминуемо.
Рене перевернул страницу: за изображением святого следовал портрет его комментатора Пантениуса; Рене милостиво одарил Пантениусом Алэна.
Тем временем Жоржетта разорвала половинку святого на две половинки поменьше, потом обе маленькие половинки еще на четыре части; итак, историки с полным правом могут добавить, что со святого Варфоломея сначала содрали кожу в Армении, а затем его четвертовали в Бретани.
Покончив с четвертованием, Жоржетта протянула к Рене ручонку и потребовала: «Еще!»
Вслед за святым и комментатором пошли богомерзкие портреты истолкователей.
Одаривать – значит быть выше одариваемого. И Рене не оставил себе ничего. Алэн и Жоржетта смотрели на него снизу вверх; с него этого было достаточно; он удовольствовался восхищением зрителей.
…. Оставались еще географические карты. Рене раздал и их. Эфиопию он преподнес Алэну, а Ликию – Жоржетте. После чего он сбросил книгу на пол.
Страшная минута! Алэн и Жоржетта вдруг увидели, с восторгом и ужасом, как Рене, нахмурив брови, напружинился, сжал кулачонки и столкнул с аналоя огромный том. Трагическое зрелище являет собою великолепная старинная книга, сброшенная с высоты пьедестала. Тяжелый том, потеряв равновесие, повис на мгновение в воздухе, потом закачался, рухнул и распластался на полу – жалкий, разорванный, смятый, вывалившийся из переплета, с погнувшимися застежками. Счастье еще, что он не упал на ребятишек.
Они были ошеломлены, но невредимы. Не всегда подвиги завоевателей проходят столь гладко.
Такова судьба всякой славы – сначала много шуму, затем туча пыли.
Низвергнув книгу, Рене слез со стула.
Тут наступил миг ужаса и тишины; победа устрашает не только побежденного. Дети схватились за руки и стали поодаль, созерцая огромный растерзанный том. Но после короткого раздумья Алэн решительно подошел и пнул книгу ногой.
Это было начало конца. Вкус к разрушению, несомненно, существует. Рене тоже пнул книгу ногой, Жоржетта тоже пнула, но от усилия не устояла на ногах и упала; вернее села на пол: она воспользовалась этим, чтобы накинуться на святого Варфоломея снизу; последние остатки благоговения рассеялись; на книгу налетел Рене, на нее наскочил Алэн и, забыв все на свете, радостно смеясь, торжествующие, беспощадные, розовощекие ангелочки-разрушители, пустив в ход ноги, руки, ногти, зубы, втроем набросились на беззащитного святого, кромсая страницы, с мясом вырывая закладки, царапая переплет, отдирая золоченую кожу, выковыривая серебряные застежки, комкая пергамент, истребляя царственные письмена.
Они уничтожили Армению, Иудею, Левант, где покоятся останки святого, уничтожили Нафанаила, который, может быть, тот же святой Варфоломей, папу Желаза, который объявил апокрифическим евангелие от Варфоломея, уничтожили все гравюры, все географические карты, и эта безжалостная расправа так увлекла их внимание, что они даже не заметили прошмыгнувшей мимо мышки.
Это было полное истребление.
Разодрать на части историю, легенду, науку, чудеса, подлинные и мнимые, церковную латынь, предрассудки, фанатизм, тайны, разорвать в клочья целую религию – такая работа под силу лишь трем титанам -- или троим детям; за этим занятием прошло несколько часов, но цель была достигнута: от апостола Варфоломея не осталось и следа.
Когда все было кончено, когда была вырвана последняя страница, когда последний эстамп валялся во прахе, когда от книги остались лишь обрывки листов и гравюр, прилепившиеся к скелету переплета, Рене выпрямился во весь рост, оглядел пол, засыпанный лоскутами бумаги, и забил в ладоши.
Алэн тоже забил в ладоши.
Жоржетта подобрала с полу страничку, встала на цыпочки, оперлась на подоконник, приходившийся на уровне ее подбородка, и принялась разрывать лист на мелкие кусочки и бросать их за окно.
Рене и Алэн поспешили последовать ее примеру. Они подбирали с полу и рвали, снова подбирали и снова рвали страницы, в подражание Жоржетте; и старинная книга, которую истерзали страница за страницей крохотные, но неугомонные пальчики, была уничтожена и развеяна по ветру. Жоржетта задумчиво смотрела, как кружатся в воздухе и улетают подхваченные ветром рои маленьких белых бумажек, и сказала:
– Бабоцьки!
И казнь закончилась исчезновением в небесной лазури.


Posts from This Journal by “Круг чтения” Tag

  • Книжный флэшмоб, дубль 2: буква "С"

    Я вновь записался на книжный флэшмоб, и на сей раз получил букву «С». Проблема с этой буквой оказалась противоположна тем, что возникали в…

  • Поэтический флэшмоб

    И ещё один флэшмоб, опять-таки из литературной области. Суть такая: требуется разместить в своём блоге стихотворение загаданного поэта, которое…

  • Книжный флэшмоб

    Давно уже не было во френд-ленте флэшмобов. Поэтому когда всё же встречалось, тут же решил поучаствовать. Тем более флэшмоб – книжный :-) Суть…

  • Неожиданная ассоциация-2: «Маска» и кот Бегемот

    И ещё неожиданная ассоциация в голову пришла. Джим Керри в «Маске» - это ж вылитый булгаковский Кот Бегемот! «Сижу тут, примусы починяю…» :-)

  • Книжно-буквенный флешмоб

    С корабля на бал, как говорится :-) Вернулся из Китая, и первым делом, вместо того, чтобы писать отчет, записался на флэшмоб :-) Флешмоб…

  • Круг чтения

    «Происхождение жизни: от туманности до клетки» породило «Астрономию: ХХ1 век»; а следом последовал Абрахам Маслоу «Мотивация и личность»… Черт, не…


promo bigstonedragon january 5, 2014 03:46 30
Buy for 20 tokens
Ещё в сентябре yasnaya_luna «осалила» меня таким флэшмобом: рассказать 11 фактов о себе, ответить на 11 вопросов и задать другие 11 вопросов такому же количеству друзей. Труднее всего мне лично оказалось написать 11 фактов о себе. К тому же результат получился каким-то уж чересчур…

  • 1
"54-х летнего старика"? Вот не верю. :))
Фрагмент роскошный. Я и не помню его в этом романе. Впрочем, я читала его лет в тринадцать, и в памяти осталось только то, что роман - о революции.

Вот-вот! И у меня осталось точно такое же впечатление о романе, прочитанном примерно том же возрасте! А сейчас перечитал его - и увидел заново, и заново оценил Гюго!

Отличная аллегория революции!

Здравствуйте! Ваша запись попала в топ-25 популярных записей LiveJournal северного региона. Подробнее о рейтинге читайте в Справке.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account