bigstonedragon (bigstonedragon) wrote,
bigstonedragon
bigstonedragon

Categories:

Ещё о Маркове и Поршневе

Ещё одно дополнение к размышлениям о Маркове, Поршневе и происхождении человека или «начале человеческой истории» (то есть «переходу» - что-то не приходит в голову более удачного слова – от биологической к социальной форме движения материи).
* * *

Есть факт, который не оспаривают ни Марков, ни Поршнев - изменения палеолитических орудий происходили ничуть не быстрее, чем менялось в ходе эволюции физическое тело «троглодитид».
Поршнев делает отсюда вывод, что "техническое развитие" троглодитид подчинялось биологическим, а не социально-культурным законам.
Однако насколько оправдан такой вывод?
Темпы «биологической» и «культурной» эволюции совпадали - но это не означает, что культурная эволюция была частью биологической. Хотя вот движущие силы и той, и другой могли быть одинаковы – некие внешние воздействия, типа эпидемий, катаклизмов или просто существенного изменения условий существования.
Если проводить более понятные мне компьютерные аналогии, то изменения и хардвера, и софтвера были случайными, крайне редкими и, возможно, порождаемыми воздействием одних и тех же факторов.
* * *

Есть и второй факт, который не оспаривают ни Марков, ни Поршнев - Резкое ускорение технического прогресса, произошедшее примерно 30 тыс. лет назад. С этого времени каменные орудия начинают совершенствоваться быстрее, чем строение тела (включая макроморфологию мозга).
Нет сомнения, что резкое ускорение технического прогресса свидетельствует о появлении какого-то принципиально нового фактора. По Поршневу, это речь и общество, т.е. начало собственно человеческой истории.
Могло ли возникновение речи быть такой же случайной флуктуацией «софтвера», как и все прочие изменения, происходившие в ходе эволюции гоминид в течение предшествующих миллионов лет? С мой дилетантской точки зрения – да, могло. Но гораздо более убедительной представляется мнение Маркова о том, что это явилось следствием биологического изменения, о котором не было известно во времена Поршнева:
Ключевое значение имеет емкость кратковременной рабочей памяти (КРП), измеряемая количеством идей, образов или концепций, с которыми исполнительный компонент рабочей памяти может работать одновременно. Специально для читателей с высоким уровнем компьютерной грамотности поясню, что компьютерным аналогом КРП является не оперативная память (которая больше похожа на ДРП, хотя сходство очень неполное), а регистры процессора.
Эту важнейшую характеристику рабочей памяти называют объемом кратковременной рабочей памяти (ОКРП) (по-английски — short-term working memory capacity, ST-WMC). Многочисленные эксперименты показали, что у человека ОКРП ~ 7. У наших ближайших родственников шимпанзе и бонобо ОКРП <= 3. Малый объем кратковременной памяти не позволяет нечеловеческим обезьянам мыслить рекурсивно , и в этом состоит важнейшее качественное отличие их интеллекта от нашего. Рекурсивное мышление необходимо для решения самых разнообразных задач — от изготовления каменных орудий, более совершенных, чем ашельское рубило, до выяснения родственных отношений и формирования структуры рода ("я — сын такого-то, сына такого-то" — образец рекурсивного рассуждения).
В ходе антропогенеза происходил постепенный рост ОКРП от 2—3 (у общего предка человека и шимпанзе) до 7 (у современного человека). Этот рост отражен в увеличении объема мозга (особенно сильно увеличилась префронтальная кора, где находится исполнительный компонент рабочей памяти), а также в усложнении каменных орудий.
У людей умственное развитие начинается раньше, идет быстрее и заканчивается позже, чем у других обезьян. В целом интеллектуальное развитие человека и шимпанзе остается более или менее сравнимым примерно до трехлетнего возраста. После этого развитие шимпанзе резко затормаживается, и люди начинают их стремительно опережать. Для шимпанзе все заканчивается в возрасте около четырех лет при уровне ОКРП = 2 или, самое большее, 3. Люди же продолжают развиваться по прежней "траектории", достигая уровня ОКРП — 7 примерно к 12 годам.
[Если проанализировать с этой точки зрения] технологии изготовления орудий, то их можно достаточно четко разделить на семь групп по уровню "концептуальной сложности": от использования готовых палок, от которых нужно только оторвать лишние сучки и листья (уровень 1), до верхнепалеолитической технологии последовательного отщепления множества одинаковых лезвий от одного и того же призматического ядра (уровень 7). Только технологии уровня 7, появившиеся менее 50 тыс. лет назад, бесспорно являются рекурсивными. Их рекурсивность состоит в том, что лезвия отщепляются не как попало, а с таким расчетом, чтобы одновременно подготовить ядро для отщепления следующего лезвия. При этом нужно одновременно держать в голове трехмерную форму ядра, контролировать его позицию и с большой точностью манипулировать отбойником. Технология шестого уровня — леваллуазское расщепление, появившееся свыше 700 тыс. лет назад, но широко распространившееся много позже, в среднем палеолите, — возможно, тоже требовала рекурсивного мышления.
У Homo habilis, овладевшего технологией четвертого уровня (олдувайские галечные орудия с одним режущим краем), величина ОКРП составляла около 4. У Homo erectus с его обоюдоострыми ашельскими рубилами (уровень 5) ОКРП достиг пяти. У неандертальцев и древнейших сапиенсов, овладевших технологиями шестого уровня, ОКРП была примерно равна шести. Наконец, первые признаки "подлинно человеческой" культуры, появившиеся около 70 тыс. лет назад в Африке, а также несколько более позднее появление технологий седьмого уровня, возможно, маркируют распространение в популяциях Homo sapiens генетических вариантов (аллелей), увеличивших производительность исполнительного компонента рабочей памяти и поднявших ОКРП до семи, что открыло перед сапиенсами все возможности полноценного рекурсивного мышления.

То есть, насколько я понимаю, увеличение ОКРП до 7 породила возможность возникновения самомодифицируемого программного обеспечения, возможность не просто «переписывания» софтвера с одного носителя на другой (что необходимо для культурной эволюции), но возможность существования и использования гоминидами такого «софтвера», результатом работы которого является не некое воздействие на «внешние устройства» (органы тела), а новый «программный код», причем изложенный не в «машинных кодах», а на некоем языке… нет, не программирования, а просто на языке :-)
Интересно в связи со всем этим, а случайно ли число «7» считается «счастливым» во многих человеческих культурах? Об этом же, кстати, и Ефремов в «Часе Быка» пишет:
Вопрос не так прост, — ответил Норин. — Выше билатеральной симметрии — триада. ... 5 — 7 — 9 дают особое преимущество в преодолении противоречий в бинарных системах и стойкость в двусторонне противоречивом мире, то есть возможность переходить неодолимые препятствия. … Нечетность как свойство подмечена еще в глубокой древности. Три, пять, семь, девять считались счастливыми и магическими числами.
Tags: Ефремов, Марков, Поршнев
Subscribe
promo bigstonedragon january 5, 2014 03:46 36
Buy for 20 tokens
Ещё в сентябре yasnaya_luna «осалила» меня таким флэшмобом: рассказать 11 фактов о себе, ответить на 11 вопросов и задать другие 11 вопросов такому же количеству друзей. Труднее всего мне лично оказалось написать 11 фактов о себе. К тому же результат получился каким-то уж чересчур…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments